ТВОРЧЕСКИЕ ПОРТРЕТЫ


 

Сергей Бондарчук


Stolica.ru


 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

   

Сергей Бондарчук

   - Не люблю леса,-сказал мне однажды Сергей Федорович Бондарчук.- Чувствую себя в нем неуютно. Другое дело - степь: выйдешь, и видно все кругом далеко-далеко и дышится и чувствуется как-то полнее, легче...

   Мне кажется, что это случайно оброненное признание как бы на мгновение приоткрывает щелочку во внутренний мир художника. Редко кому позволяя заглядывать туда, он не любит демонстрировать в частной беседе то, что до поры бережет, копит и обдумывает и что потом с такой ошеломляющей щедростью и постоянством выплескивается в его работу.

   На мой взгляд, человек начинает формироваться очень рано, в далеком своем младенчестве. Только потом обстоятельства жизни, в которые он попадает, могут так или иначе помочь или помешать начавшемуся формированию. Бондарчук вырос на юге, на Херсонщине. в семье простого труженика. И вырос как степная трава - мощный, буйный, крепкий, необозримый,.. Мне всегда казалось, будто бы он когда-то давно-давно вышел из дома и на всю жизнь поразился огромности мира, бескрайности неба и земли, великому простору и силе своей Родины. Так и осталось в нем это радостное, счастливое удивление влюбленного до сего дня... Наверное, это и объясняет одну из существеннейших черт его творчества и жизни - стремление увидеть далеко, дальше горизонта, обозреть жизнь во всей сложной и многоликой ее изменчивости, почувствовать доподлинно всеобъемлющую связь вещей. А для этого надо без устали шагать и шагать, потому что горизонт все время отодвигается и надо еще многое успеть увидеть и понять в этой прекрасной, вечно зовущей и обновляющейся, как его любимая степь, жизни.

   Стремление подняться на некую высоту, чтобы оттуда полнее и четче увидеть то. что подчас скрывается от взгляда, присутствует как неотъемлемая черта его творчества и в пластике поставленных им фильмов (вспомним хотя бы знаменитый кадр из "Судьбы человека": лежащего в хлебах Андрея Соколова и взмывающую вверх камеру, открывшую нам необозримый простор жизни и счастья, к которому возвращается бежавший из плена узник: или снятые словно с птичьего полета прекрасные поэтичные пейзажи в "Войне и мире" - своеобразный лейтмотив всего фильма), и естественно, в самом замысле, во всем художественном строе его картин.

   Увидеть жизнь в перспективе, обозреть ее из прошлого через настоящее в будущее - вот что, пожалуй, самое главное для Бондарчука в искусстве.

   Думая о нем. о неоценимом его вкладе в развитие нашей культуры, я часто вспоминаю рассказ А. П. Чехова "Студент". Речь в нем идет о молодом человеке, который, возвращаясь с охоты домой, встречает в поле двух незнакомых женщин и рассказывает им старую притчу. И этот рассказ студента вдруг так неожиданно и мощно поразил крестьянок, что он подумал: "...если Василиса заплакала, а ее дочь смутилась, то. очевидно, то. о чем он только что рассказывал., имеет отношение к настоящему - к обеим женщинам и, вероятно, к этой пустынной деревне, к нему самому, ко всем людям... Прошлое, - думал он, - связано с настоящим непрерывною цепью событий, вытекавших одно из другого. И ему казалось, что он только что видел оба конца этой цепи: дотронулся до одного конца, как дрогнул другой". У Сергея Бондарчука есть это великое свойство подлинного художника - рассказывать о том, что имеет отношение ко всем нам вместе и к каждому человеку в отдельности, найти в нас некие чувствительные струны, которые способны под мастерскими его руками вторить его душевным движениям. Да и сам он - необходимое самостоятельное звено в непрерывной величественной и прекрасной цепи развития русского искусства, которая проходит через столетия, сквозь умы и сердца людей. В этом, наверное, и есть назначение всякого истинного художника.

   У Ольги Берггольц есть строки: "И ты возникаешь естественней вздоха, крови моей клокотанье и тишь, и я тобой становлюсь, эпоха, и Ты через сердце мое говоришь". Под этими словами, выражающими, как мне кажется, целую художественную программу, мог бы подписаться и Сергей Федорович Бондарчук. Мощь темперамента, широта интересов и мысли сказались в масштабе его творчества, который определяет единственная и естественная для него возможность- передать непрерывность развития человеческого духа, выразить через собственное сердце, через -клокотанье кровиo>, через яростную свою мысль - время, эпоху...

   Впервые я встретился с Сергеем Федоровичем на съемках фильма режиссера Л. Трауберга "Шли солдаты" в 1957 году. Я учился тогда на Высших режиссерских курсах, а Бондарчук был уже признанным мастером. Он исполнял в этой картине роль русского солдата, прокопченного гарью и дымом пожарищ империалистической войны, в замызганной, рваной шинельке, усталого, многое повидавшего в жизни. Мне казалось тогда, что он даже и не играл эту роль, а просто и естественно был этим солдатом - настоящим русским мужиком, прошедшим через кровь, страдания и смерть.

   Я видел потом Бондарчука много раз в других костюмах - в мешковатом фраке Пьера Безухова, и в соленой от пота солдатской гимнастерке в картине "Они сражались за Родину", и в рабочем пиджаке академика Курчатова, и в невероятном картузике Емельяна в "Степи", и в монашеской рясе в "Отце Сергии", видел его в повседневной жизни и на торжественных фестивальных сценах у нас и за рубежом, и всегда мне казалось, что именно этот костюм, который я вижу теперь, сшит для него, именно его он носит всегда и никакой иной на нем просто немыслим. Свойство это только на первый взгляд проистекает от актерской сноровки и только поначалу может показаться не очень-то существенным. В нем. как мне кажется, проявляется величавая актерская одаренность и изменчивость этого необыкновенного человека, его умение быть всегда разным, оставаясь всегда самим собой.

   Я запомнил нашу первую встречу с Сергеем Бондарчуком и Ириной Скобцевой на съемках фильма "Шли солдаты" еще и потому, что то время было, наверное, каким-то особенно счастливым для них. Так, по крайней мере мне казалось, когда я видел их лучезарные, ликующие лица, нескрываемую и радостную их влюбленность друг в друга. Оба они будто сияли изнутри необыкновенно ярким, щедрым, заливающим все кругом светом. Радуюсь на них и сейчас, так бережно и свято сумели они пронести это чувство через долгие годы.

   Он был молод тогда, но уже знаменит: удостоен звания народного артиста СССР за исполнение роли Тараса Шевченко в одноименном фильме режиссера И.Савченко, был первым среди кинематографистов лауреатом Ленинской премии {за фильм "Судьба человека"). Поэтому вдвойне радостно и всегда неожиданно было ощущать в нем, человеке огромной воли, мощи и. на первый взгляд, даже неприступном, какую-то подкупающую детскую незащищенность, открытость и прекрасное, завидное качество истинного таланта - умение непосредственно и откровенно удивляться миру, открывать в. казалось бы. привычных глазу и уму истинах нечто новое, до него никем не увиденное.- то. без чего, как оказывалось потом, трудно жить. Эта счастливая открытость души позволяет ему и теперь так глубоко и искренне радоваться успехам друзей и учеников в искусстве, самому находиться в постоянной внутренней работе, дает ему ту мобильность творческой формы, которая только и может привести к подлинным художественным открытиям, к полноценности творческой жизни.

   Через два года после нашего знакомства с Бондарчуком мы вместе с режиссером Г. Данелия пригласили его на главную роль в нашем первом фильме "Сережа". Думаю, что согласился он с нами работать не только потому, что его привлек образ Коростылева. вряд ли дававший ему какие-то особые импульсы в актерской работе, а скорее из-за жгучего интереса, который он проявляет ко всем начинающим кинематографистам, из-за желания помочь им окрепнуть, дать возможность осознать себя. В этом его качестве- внутренняя человеческая и художническая потребность, идущая, вероятно, от его страстной любви к жизни, от нескрываемого интереса и радости, которые он проявляет в отношении к "племени младому, незнакомому". И сейчас дом его полон учеников, сам он руководит актерской мастерской во ВГИКе. творческим объединением на "Мосфильме", постоянно проводит часы в монтажных студии и на съемочных площадках, где работают молодые, и не потому, что это входит в его обязанности еще и как секретаря Союза кинематографистов СССР, а потому, что без постоянного общения с теми, кто только начинает свой путь в искусстве, не мыслит и своего собственного пути.

   Встреча с ним на съемочной площадке фильма "Сережа" запомнилась еще и необыкновенно тактичным общением мастера с дебютантами, его "подсказами", никогда не превращавшимися в унижающие подсказки, его доброжелательными советами и наставлениями, никогда не грозившими перейти в диктат, и. наконец, его стоическим терпением, которое он. быть может, не без внутренней улыбки, проявлял, снося наши категоричные режиссерские требования.

   С тех пор и сложились наши дружеские отношения, которыми я очень дорожу. Прошло много лет, они существуют, и неизменно общение с Сергеем Федоровичем доставляет мне огромную радость и удовлетворение. Я не могу сказать, что знаю Бондарчука, что "Постиг" его. Вряд ли это можно сказать о любом человеке можно, наверное, лишь приближаться к такому познанию, как бесконечно приближаются к истине. Тем более, если речь идет о личности, столь многогранной, богатой и своеобразной. Он часто ставит в тупик, казалось бы, неожиданными своими поступками и словами. Но только потом, спустя какое-то время, начинаешь понимать: то, что поначалу так удивило тебя, естественно, органично и вполне оправдано для него. Он живет по какой-то внутренне очень ясной, точно выработанной программе. Не знаю другого такого человека, обладающего столь духовно ясным, цельным, заразительно оптимистичным взглядом на жизнь, столь внутренне здорового, как Бондарчук. Это не значит, безусловно, что он смотрит на жизнь сквозь "розовые очки-. Наоборот, та внутренняя душевная связь, которая через него проходит к истокам русского искусства, позволяет ему чутко улавливать все изменения, подчас яростные противоречия и сложности сегодняшнего дня. воспринимать их остро, неоднозначно и всегда глубоко лично всем сердцем. Он умеет заразить всех нас, его друзей, коллег по искусству, зрителей, своим радостным, звонким и оптимистичным взглядом на жизнь, своей неиссякаемой верой в конечную победу добра и справедливости на земле... Так сделаны, с этих позиций увидены и переданы все жизненные перипетии, глубокие философские раздумья и обобщения в его знаменитых фильмах: "Судьба человека", "Война и мир", "Ватерлоо", "Они сражались за Родину", "Степь". С огромным успехом обойдя экраны мира, эти фильмы не только полноправно и достойно представляли за рубежом наше киноискусство, ио и по сей день несут людям мира его непобедимый исторический оптимизм, оптимизм советского человека. Каждый раз говоря с Сергеем Федоровичем, внутренне наслаждаясь даже самим завораживающим тембром его голоса, не могу избавиться от ощущения, что вот сейчас совсем просто - какой подарок судьбы! - я общаюсь с необыкновенным человеком. Каждая встреча с ним дарит радость праздника, необыкновенного и возвышенного праздника души.

Игорь Таланкин "Советский Экран" №18 (1980 год).

Ссылки по теме:

  • Биография, Фильмография
  • Актерские байки (Сергей Бондарчук)


  •  
    [Советский Экран] [Актерские байки] [Как они умерли] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]


    Самая актуальная информация Эста паркет у нас.