ТВОРЧЕСКИЕ ПОРТРЕТЫ

 

Евгений Дога


Stolica.ru


 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

   

Евгений ДогаФИЛЬМ, КАКИМ ЕГО СЛЫШУ . Евгений Дога

  "И как это произошло так прекрасно, что вы и кино нашли друг друга?" (из письма Л. Мягковой, Гродно). А иначе и не могло случиться. Ведь Евгений Дога родом из Молдавии. К десяти годам он был переполнен мелодиями, что пела мама и играл на скрипке деревенский музыкант-лаутар. Потом он сам собрал единственный на все послевоенное село радиоприемник и настраивал его на разные волны— слушал музыку разных широт, пытался записать ее, причем сам изобрел систему нотной записи, в чем-то похожую на современную кардиограмму. О том, что подобная система существует много веков, узнал позже...
Дога был уже профессиональным композитором, когда вдруг сделал чудесное открытие: то, что недосказано в звуках, способно замечательно дополнить изображение на полотне киноэкрана.
Так Евгений Дога стал работать в кино. — Я многому научился у кинематографа. Умению драматургически выстраивать музыку, писать ее монтажно—так, чтобы отдельные фрагменты составляли единое музыкальное полотно, монтируясь друг с другом по тональности, тембру, оркестровке. Наконец, кино с его разнообразием тем и стилей помогло мне найти себя в самых разных жанрах—случается, для одного фильма приходится писать сразу и симфонические, и камерные, и эстрадные произведения. В работе над первой же картиной, «Нужен привратник», поставленной на киностудии «Молдова-филм» по сказке нашего классика Иона Крянгэ, от меня потребовалось умение писать в стиле старинной церковной музыки. Я прочел немало литературы по этому вопросу, научился разбирать партитуры древних хоралов. В конце концов написал музыку, которая, кажется, не испортила фильм. Во всяком случае, для меня эта работа стала замечательной профессиональной школой. И так каждый фильм.
«В вашем журнале я прочитала, что над музыкальным решением фильма «Анна Павлова» работал композитор Евгений Дога. А как же классики, под музыку которых танцевала балерина?» (Н.Яковлева, Иркутск).
— В работе над «Анной Павловой» передо мной вновь встала сложная профессиональная задача: стать посредником между композиторами — представителями самых разных культур, разных школ и направлений. При этом в картине звучит моя собственная, авторская музыка. Я долго привыкал к такой задаче, мне казалось странным интерпретировать чужие произведения, было не по себе при мысли о невольном соперничестве. Но постепенно я понял: соперничества нет, есть благородная цель приблизить классиков к современному восприятию. Сегодня музыкальный язык во многом изменился, появились новые средства выразительности, делающие звучащий образ и интереснее и в то же время доходчивее. Нужно было суметь встать на позицию автора-классика, понять его идею, но при этом остаться самим собой.
Евгений Дога пишет музыку, которая способна жить в двух измерениях. Одном—экранном, где она навсегда вверена сюжету, характерам, материалу. Дру-гом — заэкранном, где она существует в самостоятельном, самоценном качестве. Помнит ли кто-нибудь теперь фильм «Зеленая волна»? А Сонет для клавесина из этой картины до сих пор звучит по радио и в передачах телевидения. Это о нем пишет, к примеру, М. Зубарева из Перми: «Нам с дочкой он очень, очень нравится, только вот не знаем, где купить пластинку с «Сонетом»?» С.Сергеев из Ленинграда интересуется, как достать ноты вальса из картины «Дом для Серафима». Эта музыка тоже наш верный спутник в радиопрограммах, телеспектаклях, телезаставках. В авторских концертах Евгения Доги Мария Биешу поет Реквием из фильма «Я хочу петь». Каждый день в 12 часов он звучит над Мемориалом воинской славы в Кишиневе, и ветераны Великой Отечественной войны пишут на радио, просят исполнить Реквием...
Пишут люди, всерьез заинтересованные киномузыкой Евгения Доги. Семья Никитиных из Кемеровской области направила в свое время письмо в фирму «Мелодия», предлагая выпустить пластинку с музыкальными фрагментами из фильма «Мой ласковый и нежный зверь». Самого композитора до сих пор просят выслать ноты «Вальса» из этого фильма в самые разные города. «Мне 70 лет, и я сама не своя от этой чарующей музыки, а это что-то да значит!» (Л.А.Ключарова, Орел). «Я давно разучилась плакать, особенно такими слезами, которые приходят, когда звучит эта музыка» (Д.Смирнова, Москва).
Как-то в «Советском экране» был опубликован автограф композитора—первые несколько тактов «Вальса». И вслед за тем пришло письмо: писала Марина Митрофанова из Казани, которая когда-то давно, в детстве, училась играть на фортепиано, но с тех пор много лет не занималась. И вдруг, увидев на страницах журнала начальные ноты «Вальса», подошла к пианино и, к собственному удивлению, эти ноты сыграла! Так «Вальс» вернул ее к музыке.
— Все началось с того, что Эмиль Лотяну, режиссер фильма «Мой ласковый и нежный зверь» — наше содружество продолжается вот уже более десяти лет,— попросил меня написать музыку к сцене свадьбы героини картины Оленьки Скворцовой. Я стал думать: что это может быть за музыка? В то время, когда происходило действие чеховской «Драмы на охоте», только-только входил в моду вальс, входил робко, ненастойчиво. Так, значит, вальс... И даже не вальс как таковой, а скорее игра в вальс, состояние вальса, его дух. И как только я почувствовал это состояние, ощутил себя участником происходящего на экране, началась работа. Возникла тема, а вместе с ней и самое главное — помните, в конце каждой фразы вальса звучит скрипка? Тема и подголоски—два собеседника, диалог Оленьки и судьбы, мечты и прозы.
А вообще говоря, я так и не понял секрета популярности «Вальса». Мне до сих пор странно слышать его чуть ли не каждый день по радио, в передачах телевидения; даже на спортивных соревнованиях он звучит...
Дога не из тех, кто постиг формулу успеха, умеет заранее вычислить удачу. Большую часть музыки к фильму «Табор уходит в небо» он писал в последние дни перед записью. Думал в основном о том, чтобы успеть. А музыка зазвучала повсеместно. Из финской фирмы «Polarvox» пишут: симфонические оркестры Финляндии хотели бы исполнять фрагменты из фильма "Табор уходит в небо", нельзя ли прислать партитуру? Искусствовед из Чехословакии доктор М. Мушинка признается: «Ваше имя и ваша музыка пользуются у нас доброй славой — прежде всего благодаря «Табору».
— Действительно, кинематограф—прекрасный пропагандист музыки, потому еще я так привержен к работе в кино. Обидно только, что из фильмов постепенно уходит песня, песня как один из смысловых, образных компонентов. Попробуйте представьте, что в фильме «Два бойца» нет песен Никиты Богословского в исполнении Марка Бернеса, исчезнет эмоциональный стержень картины! Или вообразите Максима из знаменитой трилогии Козинцева и Трауберга без его куплетов «Крутится, вертится шар голубой». Нынче же песня звучит в лучшем случае в качестве фона на вступительных или финальных титрах фильмов, режиссеры не доверяют ей драматургические функции, все чаще заполняя акустическое пространство кадра модными, но, увы, «скоропортящимися» шлягерами. Но недавно мне повезло. В новой нашей совместной работе с режиссером Самсоном Самсоновым — комедии «Оди-
ноким предоставляется общежитие»—песня принимает самое непосредственное участие в действии, более того, по замыслу режиссера именно в песне, которую мы написали вместе с поэтом Михаилом Матусовским, должна быть воплощена основная мысль фильма, представлен внутренний мир героинь.
Евгений Дога часто выступает в печати, защищая песню на экране, это его выстраданная тема. Ф. Янов-Яновский из Ташкента пишет по поводу одного из таких выступлений композитора в газете «Советская культура»: «Ваши горячие и заинтересованные слова будут способствовать оздоровлению песенного климата». Свои мечты о хорошей, красивой песне, которую стали бы петь люди, Дога связывает в основном с кино. В новой музыкальной комедии киностудии «Молдова-филм» «Как стать знаменитым» прозвучит сразу шесть песен, написанных композитором на стихи известного молдавского поэта Григоре Виеру. Его поэзию, яркую, полную образов, Дога впервые для себя открыл в работе над фильмом «Мария, Мирабела».
— Причем решающую роль сыграли именно эти два слова, два имени — Мария, Мирабела. Для меня это звукосочетание каким-то непостижимым образом концентрировало в себе основную идею всей сказки. Будь здесь какие-то другие слова, я бы не смог написать музыку, поверьте.
В принципе же слова «не смог» к Евгению Доге отношения не имеют. В течение одного только прошлого года, года, когда состоялась премьера его балета «Лучафэрул», прошли авторские концерты в Кремлевском Дворце съездов, были написаны новые симфонические произведения, Дога работал над музыкой к семи фильмам! Здесь и лирическая комедия «Если можешь, прости...» (Киевская киностудия имени А. П.Довженко), и детская лента «Что у Сеньки было» (Одесская киностудия), и телевизионная драма «Столкновение» (Литовская киностудия). И всякий раз перед ним вставала новая задача, требовались новые краски, возникали новые мысли.
Имя народного артиста Молдавии Евгения Доги значится сегодня в титрах более чем восьмидесяти фильмов: игровых, документальных, мультипликационных.
— Повторяю, каждая картина дорога мне возможностью поиска—формы, языка, средств. А от разочарований я надежно застрахован. Дело в том, что всякий раз, принимаясь за работу, я выстраиваю как бы свой фильм — каким его слышу. В музыкальной драматургии пытаюсь отразить все основные сюжетные линии, мысли и образы. Так что, даже если фильм у режиссера не получается, он остается в музыке, во всяком случае, я к тому стремлюсь.


Анна КАГАРЛИЦКАЯ

Журнал "Советский Экран" №18 сентябрь 1984 года .



 
[Советский Экран] [Актерские байки] [Как они умерли] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]