ТВОРЧЕСКИЕ ПОРТРЕТЫ

 

Владимир Дружников


Stolica.ru


 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

   

Владимир ДружниковВЛАДИМИР ДРУЖНИКОВ : "Без труда искусства не бывает"

Популярность, любовь зрителей пришли к артисту Владимиру Дружникову после первой же сыгранной им в кинематографе роли Гриши Незнамова в экранизации пьесы А. Н. Островского «Без вины виноватые». За минувшие с той поры десятилетия Владимир Дружников создал на экране немало образов—разноплановых, разножанровых. Он работал с такими выдающимися режиссерами, как М. Ромм (фильм «Адмирал Ушаков»), И. Пырьев («Сказание о земле Сибирской»), В. Пудовкин («Жуковский»), М. Калатозов («Заговор обреченных»), А. Столпер («Наше сердце»), Л. Луков («Две жизни»). Много лет Владимир Васильевич выступает на сцене Театра-студии киноактера, где им сыграны большие интересные роли. Без малого сорок лет отдал народный артист РСФСР, лауреат Государственных премий СССР Владимир Васильевич Дружников кинематографу. О прожитом, пережитом рассказывает он сегодня.

Вы учились в студии Художественного театра, готовили себя к работе на сцене, а стали киноактером. Как это произошло?

— Начал я свою актерскую деятельность еще до школы-студии МХАТа. Учился в Москве, в студии Детского театра и одновременно работал во вспомогательном составе труппы. Первым моим учителем стал известный режиссер Владимир Федорович Дудин. Успел сыграть уже несколько ролей в спектаклях, и в общем-то все складывалось совсем неплохо. Но как-то один из моих друзей-актеров решил «показаться» в Художественном театре и попросил меня подыграть на показе. Надо сказать, что именно в это время образовалась школа-студия имени В. И. Немировича-Данченко. Свой первый курс набирал Иван Михайлович Москвин. Вот после моего «подыгрывания» совершенно неожиданно мне и предложили поступить снова учиться. Можно ли было устоять перед таким соблазном? А потом судьба вновь сделала крутой вираж. Когда я заканчивал второй курс, режиссер Владимир Петров пригласил меня попробоваться на роль Незнамова в будущем фильме «Без вины виноватые». Претендентов было много, и я, признаться, просто не верил в свою удачу. Совершенно для себя неожиданно был утвержден.

Какое амплуа больше всего вам по душе?

— Начинал я в кино с образов лирических—Данила в «Каменном цветке», Андрей Балашов в «Сказании о земле Сибирской», потом были работы героического плана (Константин Заслонов, например, в одноименном фильме), а затем стал играть роли, которые принято называть характерными. Считаю, что это естественный процесс. С годами человек меняется. Для меня очень важна и интересна была работа в киевской ленте «Крутые ступени», где моему герою предстояло прожить свою судьбу с молодых лет и до старости. Сам фильм оказался не очень удачным, но в моей творческой биографии эта роль стала принципиально важным моментом, потому что здесь я имел полную возможность сам «лепить» характер. Ведь при всей популярности, которую завоевали в свое время и Незнамов, и Данила-мастер, и Балашов, это были заранее заданные, чуточку даже статичные образы. Пожалуй, впервые я всерьез столкнулся со сложностями в поисках характерности в роли полковника Бороздина в фильме «Две жизни».

В вашем творческом активе—десятки ролей. Были ли среди них такие, которые заставили вас, актера и человека, переосмыслить свои представления о жизни?

— Да ведь каждая роль—это столкновение с чем-то доселе неведомым, непережитым. Начинаешь входить в образ, существовать как бы в ином измерении, и столько всего нового открывается тебе—мысли, чувства, образ жизни другого человека, которые ты должен «пропустить» через свое сердце, осмыслить. Помню, как, думая о судьбах Данилы-мастера и Андрея Балашова, я постигал справедливую не только в искусстве, но и в жизни мудрость: добиться чего-то стоящего в своем деле можно лишь ценой огромного труда. Сотворив вроде бы прекрасную вазу, Данила-мастер разбил ее, потому что понял: ваза мертва, если нет в ней чего-то единственного, неповторимого, что отличает настоящее искусство. А Балашов? Ведь мог остаться в Сибири, работать на стройке, а по субботам петь песни в чайной, окруженный любовью земляков. Но он ринулся в неведомое, где ждут не только лавры и розы. Еще одна роль—Константина Заслонова в фильме режиссеров А. Фаинциммера и В. Корш-Саблина, позволила выйти на новую орбиту осмысления жизни. Судьба легендарного партизанского командира сконцентрировала в себе не только личную биографию конкретного человека, но и мужество, стойкость всего народа, прошедшего через испытания войны. Во время съемок я встречался со многими участниками партизанской войны в Белоруссии, бойцами из отряда Константина Сергеевича, и многое тогда понял, постиг, вобрал в сердце. Знаете, после таких ролей граждански мужаешь. А художник Рябовский в чеховской «Попрыгунье»? Пожалуй, впервые задумался я тогда о пагубности такого парадоксального, но тем не менее возможного альянса, как талант... и отсутствие доброты. Когда постигаешь эту истину, многие кажущиеся привычными представления опрокидываются.

А какая из сыгранных вами ролей была для вас самой неожиданной?

— Соленый в «Трех сестрах». «Не видел» себя в этой роли, потому, может, и приступил к работе над образом со всевозрастающим интересом. Чехов всегда увлекает глубиной характера своих персонажей, их неоднозначностью.

Как вы думаете, в чем секрет долговечности того или иного кинопроизведения?

— Полагаю, что существуют, так сказать, критерии «на все времена», способные сделать фильм долгожителем: гражданский пафос, человечность. В подобных случаях подлинное произведение киноискусства не стареет. В нашем кино немало талантливых, своеобразных художников. Всегда с интересом смотрю фильмы Никиты Михалкова. Люблю картины Евгения Матвеева, волнующие своей публицистичностью, горячей гражданской позицией этого мастера.

Владимир Васильевич, кем бы вы стали, если бы не были актером?

— Наверное, военным. Отец был кадровым «офицером, и мне всегда было интересно слушать
его рассказы о нелегкой воинской службе.

Какие работы в Театре-студии киноактера принесли вам наибольшее творческое удовлетворение?

— Должен с благодарностью сказать, что наш театр стремится дать актеру возможность тренинга, когда случается перерыв в киносъемках. И тогда перерывы тоже наполняются творчеством. Именно на этой сцене я играл в пьесах Горького, Островского, играл очень интересную мне. роль председателя колхоза в пьесе Виталия Закруткина «Русское поле»...
Кроме того, я с удовольствием выступаю в концертах — в моем репертуаре Маяковский, Есенин. Щипачев, Рождественский. Принимаю участие также в литературных передачах на радио. Одним словом, без дела не сижу. Не покинула меня жажда работы, желание приносить своим трудом пользу людям.

беседу вёл Л.Днепровский
Фото С.Иванова

Журнал "Советский Экран" №14 июль 1982 года .



 
[Советский Экран] [Актерские байки] [Как они умерли] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]


экологически чистые продукты ; писюли , киски.