ТВОРЧЕСКИЕ ПОРТРЕТЫ

 

Михаил Кокшенов


Stolica.ru


 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

   

Михаил Кокшенов

Михаил Кокшенов

 Мчится с севера в родную деревеньку балагур и искатель приключений Сашка («Белые Росы»), командует на стадионе улыбчивый «медведь» Томилин, бывший чемпион по борьбе («Витя Глушаков — друг апачей»>), «прижимает» свои «Жигули» к грузовику, на котором удирают бандиты. шофер-милиционер Музыченко («Без особого риска»)... И у каждого из них доброе, открытое лицо актера Михаила Кокшенова.
Кем только не были его герои, в какие переделки (подчас очень забавные) не попадали! Но всегда они запоминались.
С Михаилом Кокшеновым зритель знаком уже двадцать лет, на его творческом счету более пятидесяти киноролей. И все их тотчас хочется пересказывать, потому что это всегда ярко, интересно, до краев наполнено действием.
А начиналась его «кинокарьера» так. Однажды во время съемок картины «Девчата»» режиссер Ю.Чулюкин «изъял» из массовки смешного парня-богатыря и дал ему эпизодическую роль, которая, как признается актер, в то время (а он был студентом театрального училища) поумерила его пыл и стремление сниматься. В клубе лесорубов герой Кокшенова должен был просто пить воду. Чего, казалось бы сложного? Только оказалось, что пить надо... девять стаканов подряд! Не шутка... Правда, «страдания» эти окупила реакция зрителей после выхода фильма — зал покатывался от хохота, глядя на водохлеба. Но фамилию молодого артиста никто не запомнил — ее попросту не было в титрах.
Вскоре М. Кокшенов мелькнул в презабавном эпизоде фильма «Председатель». Смешон и одновременно трогательно-искренен был в его исполнении деревенский парень, требующий от Егора Трубникова немедленно отпустить его учиться в институт. Но при этом он так невообразимо перевирал новое для него название «полиграфический», что от смеха, право, удержаться было трудно.
С тех пор актер, снимаясь в удачных или менее удачных лентах, разрабатывал, по сути, одну и ту же внешнюю характерность: этакого беззаботного увальня и тугодума, который, как сказочный Иванушка-дурачок, проявляет порой неожиданные смекалку, благородство, храбрость, зрелость суждений и поступков.
Зрители встречают М. Кокшенова каждый раз как самого доброго знакомого, заранее ожидая, что появление на экране этого артиста принесет с собой улыбку. удовольствие от сочной, темпераментной игры и желание поразмышлять о разнообразии человеческих типов. Ведь даже небольшие роли этого актера дарят нам героев с четко прочитываемой биографией. характером, с совершенно конкретной. «осязаемой» системой жизненных ценностей. Мы узнаем их. понимаем.
Вспомним монтажника Трио>она из «Молодых». этакого влюбленного ««молотобойца». озабоченного необходимостью сидеть за партой вечерней школы и заучивать лирические стихи. Лихого бойца гражданской войны Степана Бызина («Хлеб пахнет порохом»), острослова в тельняшке, ищущего свой путь в жизни пока по интуиции. Подчеркнуто ограниченного и самовлюбленного лакея Никиту («Звезда пленительного счастья»»), самозабвенно читающего дамам сентиментальный французский роман. Трусливого полицая Геркало («Дачная поездка сержанта Цибули»), который, по его словам. умеет жить и горилочку пить при любых властях. Или вот Витек-каратист из сатирической комедии «Брелок с секретом»—представитель тупой силы, готовый продаться за фирменные подтяжки. Какие они все разные, какой самобытный жизненный пласт лежит за каждым из них!
Часто герои из «команды» Кокшенова больны охотой к перемене мест (взять хотя бы шоферов из «Таежного десанта» и «Пятой четверти», строителей из лент «Время, вперед!». «Последний день зимы», «Здесь нам жить». Сашку из «Белых Рос»). И это. надо сказать, созвучно характеру самого артиста. Ведь в отрочестве мечтал он стать геологом—окончил геологоразведочное отделение индустриального техникума, готовился по стопам отца, горного инженера, в Горный институт. Но неожиданно на первый план «выплыло» его давнее увлечение—Миша занимался в театральном коллективе московского ДК имени Русакова. Возможно. сказалось и то. что мать была актрисой..
— Если разобраться, работа актера в чем-то сродни работе геолога.—рассуждает Михаил Кокшенов.— Надо отыскать заветное «зерно»» роли, пройти нехожеными тропами новой для тебя биографии. вырубить из руды твоих жизненных наблюдений характер именно этого героя. К тому же киносъемки часто связаны с экспедициями, дальними поездками. Это позволяет увидеть новые края, ощутить кровную связь с землей, где живет твой персонаж. Для меня роль становится особенно интересной, когда летишь к ней. едешь, когда по крупицам складываешь ее. открывая для себя как бы новые материки. Актеру суждено быть землепроходцем. Потому я рад своей судьбе.
...На приемных экзаменах в училище имени Б. Щукина наперекор своей о^акту-ре он решил читать произведения классиков—Пушкина. Лермонтова, Горького. «Рассчитал правильно,—улыбается теперь М. Кокшенов.—классики не подвели. хоть я на показе и не блеснул...» В институте поначалу тянулся к образам героическим, но потом счастливо нашел себя в острохарактерных ролях. Дипломные спектакли дали возможность сочетать и то. и другое: бывший конармеец Гусев в «Аэлите»», поднимающий на борьбу против угнетателей инопланетных братьев по классу, а также Симеонов-Пищик в «Вишневом саде» и ершистый слуга в «Свадьбе Кречинского».
На сцене Московского театра имени В.Маяковского и Театра миниатюр, где потом довелось играть, о героическом амплуа актеру пришлось основательно забыть—здесь он в основном «смешил». Отдушиной было кино—вполне серьезные (хотя и не без комедийных ноток) роли в фильмах «Хозяин тайги». «Освобождение», «Адъютант его превосходительства». «Даурия». «Я служу на границе»». «Дума о Ковпаке». «Фронт в тылу врага»» и других.
Каждый раз артист пытается сыграть больше того, что лежит на поверхности роли, создать не просто образ конкретного человека, а социальный тип. сгусток характерных, каждым безошибочно узнаваемых черт. Даже если персонаж откровенно однозначен и функции его в сюжете несложны. М. Кокшенов старается найти и тут второй план. Так. в Степке. подручном хапуги Сан Саныча («Спортло-то-82»), он играет не очередного «прохиндея». а человека, потерявшего себя, свою личность, ставшего послушным инструментом в руках барыги. Степка с подлинным азартом выкладывается в порученном ему деле, продавая «апельсинчики-витаминчики» по рублю штучку. Выкладывается, да не там. где нужно: его энергию, как говорится, да в мирных бы целях использовать! В о>ейерверке эксцентрической комедии возникает серьезная тема предназначения человека. разумной реализации личности.
Опору на жизненные проблемы и характеры можно найти во всех героях Кокшенова: даже если это герой анекдота, он не оторван от среды, не абстрактен (достаточно вспомнить тут ревнивца Здоровяка из «Не может быть!» или гостиничного вышибалу в «Вечернем лабиринте»). А почему столь реальны его персонажи из прошлого—коварный боярин Гаврила («Василий Буслаев»), недоросль Сергунька («Сказ про то. как царь Петр арапа женил»), смешливый возница Кирюха («Степь»)? Да ведь многие их черты перешли «по наследству» к кое-кому из наших современников и зорко подмечены исполнителем. «Узнаваемость ситуации. характера и лексики героя»—без этого условия не может состояться, по мнению Кокшенова. полноценный образ.
Одной из своих последних удач актер по праву считает роль шофера Курыкина в фильме «Александр маленький»». Интересно, что в поисках исполнителя на эту роль режиссер В.Фокин ориентировался на образ ефрейтора Захара, созданный когда-то М. Кокшеновым в о>1льме «Женя. Женечка и «катюша». Это был забияка и большой любитель поесть, «чудик» и силач, один таскающий ракеты для «катюш». Искал-искал актера подобного типа и выбрал... Михаила Кокшенова! В этой роли весельчака солдата, погибающего в последние дни войны от пуль оболваненных «гитлерюгендом» озверевших юнцов, сконцентрировалось все лучшее. что было найдено артистом в героическом и острохарактерном репертуаре. За «буйной головушкой», безалаберным нескладехой нам открывался мужественный. сильный, удивительно добрый человек. Интересно, что в ГДР. где снималась лента, ребята, принимавшие участие в работе, всех взрослых исполнителей называли их «паспортными» именами, а вот Кокшенова—исключительно Курыки-ным. настолько он казался неразделим со своим героем.
Есть Кокшенов-артист, а есть Кокше-нов-сценарист. Правда, не такой известный, как первый. Актер давно уже пишет юморески, миниатюры, скетчи, а недавно дебютировал как автор двух сюжетов журнала «Ералаш».
Недавно мы познакомились с новыми героями Кокшенова—казаком Матвеем («Первая Конная»), милиционером Рокотовым («Опасно для жизни!»), инженером Пряхиным («Самая обаятельная и привлекательная»), Гавриилом Михайловичем («Как молоды мы были»»). Есть наверняка и литературные планы.
Ясно одно: заслуженный артист РСФСР Михаил Кокшенов нужен экрану. И главное. неутомим в поиске своего, именно своего героя, который идет по жизни с весельем и отвагой.

Н.Лагина

Журнал "Советский Экран " №24 декабрь 1985 года



 
[Советский Экран] [Актерские байки] [Как они умерли] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]


Дорожно строительное оборудование - bomag citoshop.