ТВОРЧЕСКИЕ ПОРТРЕТЫ

 

Михаил Ножкин


Stolica.ru


 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

   

Михаил НожкинМИХАИЛ НОЖКИН

Творческая биография народного артиста Михаила Ножкина — киноактера, певца, поэта—началась с исполнения песен. Лирические, публицистические монологи, сатирические куплеты, песни-шутки, песни-раздумья. Многие помнят напряженную, исполненную ожидания атмосферу тех первых выступлений, когда М. Ножкин выходил на сцену и начинал свой диалог со слушателями. Он никогда не был просто эстрадным драматургом и артистом. Он так и не усвоил легкости и раскованности баловней публики. На сцене он всегда строг и сдержан—серьезное отношение к слушателям, требовательность к себе исключают фамильярность. Контакт со зрительным залом основывается на взаимном доверии. Умение властвовать собой — особая, упорством и трудом добытая форма поведения. За легкостью общения, естественностью и простотой видится твердая волевая установка, чувствуется четкая художническая позиция, публицистически звучит призыв: «В радости и в беде, в праздности и в труде, свой выбирая путь, будь Человеком, будь!»

Шло время, ширились творческие пристрастия: М. Ножкин всерьез занялся профессиональным литературным творчеством, стал писать стихи. Имя М. Ножкина появляется в титрах фильмов: на экране сыграно уже несколько ролей.

Важным этапом в творческой биографии актера стала встреча с режиссером С. Герасимовым. В первый раз М. Ножкин снимался у С. Герасимова в фильме «У озера», где сыграл роль Яковлева, обаятельного, интеллигентного молодого ученого. Подчеркнуто вежливый в разговоре с телеграфисткой: «Виноват... учту... пожалуйста... спасибо», иронически внимательный в обращении с журналисткой: «Пусть проблема. Но какая? Лимнологическая, биологическая, метеорологическая, геологическая?» — он может себе позволить свободную, раскованную, ироничную, почти легкомысленную манеру общения с окружающими. Таков Яковлев на первый взгляд. За этим самодовольством человека преуспевающего постепенно вырисовывается нечто более важное: преданность своему делу и талант. Судя по тому, как отвечает на его вопросы академик Соболев, можно понять, что Яковлев действительно вызывает уважение. Да в какие-то моменты он устраивает себе передышку, готов к шутке, к веселой перепалке. В нем живет молодая, нерастраченная энергия, и он расходует ее с удовольствием.

Образ Яковлева—небольшая, но серьезная работа актера, свидетельствующая о способности создать точный портрет нашего современника. Спустя годы С. Герасимов снова пригласил М. Ножкина в свои фильмы о юности Петра: здесь его ждала роль Бориса Голицына — ближайшего сподвижника, верного помощника и старшего друга Петра. Не из корысти (был Борис Голицын очень богат), а только исходя из государственных интересов способствовал он восшествию юного наследника на престол, поддерживал важнейшие начинания царя, дал деньги на флот. Именно в Петре угадал он личность, готовую к смелым реформам, к активным действиям. Зло и жестко осуждает Борис Голицын настоящее положение дел: «Весь Кремль паутиной затянуло. Бояре по лавкам разлеглись, не добудишься!» Выбрав позицию. Борис все силы, энергию отдает преобразованиям, задуманным Петром.

Невелика была роль, но актеру импонировала возможность соприкоснуться с сильной и яркой личностью, рассказать о человеке, остро пекущемся о будущем России, делающем все для ее процветания. И опять-таки радовали встречи с Сергеем Аполлинариевичем Герасимовым, разговоры об истории, о жизни, об искусстве. Разными мотивами руководствуется М. Ножкин при выборе ролей. Действительно, что общего у застенчивого и рассеянного Стаса («Каждый вечер в одиннадцать») с решительным и дерзким Ярцевым («Освобождение»), у ироничного Яковлева («У озера») — с одержимым Кржижановским («Надежда»)? А у всех этих героев — с контрразведчиком Павлом Синицыным («Ошибка резидента») или Рощиным, одним из героев телевизионной экранизации романа А. Толстого «Хождение по мукам»? Пожалуй, актера увлекает именно полярность, контрастность характеров, встречи с которыми дает кинематограф. В титрах эпопеи «Освобождение», поставленной Ю. Озеровым, фамилию Ножкина можно было прочесть дважды: автор песни — М. Ножкин, Ярцев — М. Ножкин.
...Лейтенант Ярцев врывается в отбитое у фашистов здание, отдает приказ о дальнейших действиях. Теперь краткий отдых Кругом еще гремят залпы, бой еще не кончен, но это—привычное состояние, нужно просто успеть и отдышаться, и покурить, и обдумать то, что еще предстоит сделать. В такие мгновения человеку помогает песня. И она звучит:
Еще немного, еще чуть-чуть... Последний бой, он трудный самый.
А я в Россию, домой хочу. Я так давно не видел маму...
И опять наступление, и опять Ярцев будет впереди. Образ, как и многие другие в этой эпической ленте, прочерчен скупо, пунктиром. «Дайте пушчонку в метро. Для поддержки. Метро-то к самой рейхсканцелярии подходит». Быстро, четко работает мысль: почему бы не попытаться взять Гитлера в плен, действительно, чем черт не шутит? Именно таких, лаконичных, но точных характеристик искали создатели фильма. От исполнителя во многом зависит, насколько запомнится именно этот человек среди десятков других действующих лиц. Ярцев — образ обобщенный. Так поступали, думали, чувствовали многие советские люди в те героические и трудные часы, предшествовавшие нашей Победе. Как в песне Ярцева, так и в каждом его поступке конкретное объединено с всенародным, причем образ от этого не становится ни схемой, ни прописью: Ярцев — живой человек, толковый, предприимчивый, трезвый и импульсивный, знающий минуты острой печали и готовый быть всегда первым в бою. Ножкин прожил на экране то, что прожили в жизни отцы его поколения. Роль и ценна для актера возможностью пережить прошлое как настоящее, воссоздать народный подвиг. В фильме М. Донского «Надежда» Ножкин создал образ Глеба Максимилиановича Кржижановского, друга и соратника В. И. Ленина. Искренность, влюбленность в жизнь, юношеская восторженность, беззаветная преданность делу революции — черты, которые привлекают в воплощенном актером характере. Вот затевает его герой дружескую потасовку отчаянно возится, озорничает. Вот тихо напевает «Варшавянку», отстукивая пальцами ритм. Особенность этой натуры в том и состоит, что человек всему отдается до конца — работе и веселью, любви и ненависти. Служение высокому делу не сушит, не подавляет личность...
Запомнился кинематографический дебют Ножкина. В фильме В. Дормана «Ошибка резидента» образ, предложенный актеру, объединял в одном лице молодого контрразведчика Павла Синицына и уголовника по прозвищу «Бекас». Актер верно почувствовал условность жанра и резко разграничил две стороны образа. Бекас сыгран предельно достоверно, ведь никто из окружающих не должен ни на секунду усомниться в подлинности лихого уголовника. Но эта достоверность особого рода—театральная, аффектированная. Здесь правомочны фиглярство и надрыв, «развинченность» и настороженная мгновенность реакций. Ножкин как бы предлагает «концентрат» представлений о таком типе—о его бесшабашности, цинизме, пристрастии к роскоши, страхе перед наказанием. Напротив, в другой ипостаси образа Ножкин как будто намеренно стремится к подчеркнуто неяркой обыкновенности своего героя Павел Синицын ничем не выделяется в кругу соратников. В нем нет ничего показного, и даже его героизм—это героизм повседневности В такой трактовке был свой резон. В одном случае — «театр», рассчитанный на зрителей, в другом — жизнь. Эта давняя, но яркая работа молодого актера вспоминается и сейчас, когда за плечами Ножкина уже немалый творческий багаж, когда иным, более зрелым стал уровень мастерства, когда, уже четко определились человеческие и гражданские пристрастия. В последнее время этапной для актера работой стало исполнение роли Рощина в многосерийном телефильме «Хождение по мукам», поставленном В. Ордынским. М. Ножкин говорит: «Это образ в высшей степени современный и особо для меня дорогой. Ведь мой герой решает вопросы: я и Родина, я и народ, я и общество. Кто я перед лицом событий, которые происходят вокруг? Рощин должен ответить на эти вопросы, но ведь и каждый из нас в своей сегодняшней жизни тоже дает свои ответы, тоже размышляет о выборе своей позиции». Путь Рощина к истине труден и непрост. Вот возвращается он с фронта, потрясенный тем, что все привычные, устойчивые представления рушатся, что Россия «летит в пропасть». В уютной квартире Смоковниковых, которой еще не коснулись бури истории, выплескивает Рощин терзающее его отчаяние Актер начинает свой монолог тихо, почти бесстрастно: все уже случилось, нужно только подвести итог. Отрывисто звучат фразы: «Родины у нас уже нет. Великая Россия—теперь навоз под пашню...» Но постепенно Рощин теряет самообладание, срывается на крик. Нельзя быть спокойным, нельзя со стороны смотреть на происходящее. Ведь так все может рухнуть. Понять, в чем твой долг,— вот главное, что определяет судьбу человека. И Рощин приходит к осознанию своего места в бурных событиях революции и гражданской войны.
...Много ролей предлагают актеру. Но высота уже набрана, и нет желания просто эксплуатировать свою популярность. Актер присматривается, выбирает. Знаменательны слова, сказанные однажды о М. Ножкине композитором В. Соловьевым-Седым: «Есть у него, я бы сказал, врожденное чувство современности, он просто не может быть вчерашним, а в его творчестве это—главное».

Е.Шилова

Журнал "Советский Экран " №6 март 1985 года .

Михаил Ножкин (Биография, фильмография)



 
[Советский Экран] [Актерские байки] [Как они умерли] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]


шприц хабаровск