СОВЕТСКИЙ ЭКРАН

Stolica.ru


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

НА ЭКРАНЕ - РАЗВЕДЧИК

Л.Агранович
   

Щит и меч

   Даже несовершенный, приблизительный рассказ о человеке такой романтической профессии (или призвания?) собирает очереди у касс кинотеатров.
И сколько же невероятных преувеличений, апробированных банальностей, спекулятивных условностей, грубо говоря, штампов накоплено уже мировым кино, во множественных попытках изобразить человека в таких необычных экстраобстоятельствах.
Может быть, самое время оглядеться, поразмышлять немного о путях жанра, точнее, о его герое?
…Провожу длинный вечер в кинотеатре на Песчаной в Москве. Фильм «Майор Вихрь». Режиссер Евгений Ташков работает серьезно, углубленно. В его картине игровые эпизоды вполне смотрятся рядом с хроникальными. Например, финал — гибель героев — этот трагический общий план построен и снят не «под хронику», как это часто бывает, а с документальной силой, что говорит о зрелости художника (оператор П. Терпсихоров). Почему же так снисходительно-равнодушен зрительный зал? Может быть, сказалась телевизионная специфика? (Подозреваю, что никто толком не знает, что это такое.) По телевидению фильм смотрели миллионы, по нескольку вечеров кряду. Может быть, перенося свою картину в кинозалы, режиссер Ташков не имел возможности перемонтировать ее заново, сделать из трех картин две, устранить длинноты, какую-то вкравшуюся монотонность? Вероятно, многое можно объяснить, извинить. И вообще, повторяю, фильм Ташкова — из лучших.
Но вот, я думаю, где мне было интересно. Начало — хроника — вступление. Первое знакомство с Вихрем (В. Бероев). Скромный человек. Негероичен на вид. Похож на обыкновенного командира Красной Армии — никакой декоративности, позы. Хорошо. Такому веришь. Вот Бероев совсем другой — разведчик, играет этакого аристократического немца-офицера в штатском, потерявшего руку на войне. А пришел он грабить ресторан: подпольщикам деньги нужны.
Вы помните этот эпизод? Рисунок роли становится жестким, смелым, актер, так сказать, «показывает когти». И убеждает.
Вот девочка-радистка (А. Вознесенская). Она попалась. Идет единоборство с врагом. Враг (В. Стржельчик) старше, опытнее, умнее. И, странно, от такого сопоставления характер маленькой радистки не только ничего не теряет, а, наоборот, приобретает, потому что ей мучительно трудно.
Режиссер выбрал неожиданных исполнителей почти на каждую роль (Е. Тетерин, А. Ширвиндт, В. Павлов и др.). Но как-то дальше радости первого, мимолетного знакомства дело не пошло. Не хватило актерам во главе с Бероевым обстоятельств, эпизодов, которые позволили бы им полнее раскрыть характеры. Дело, разумеется, не в обилии эпизодов, а в их качестве. Кто же он, майор Вихрь? Советский разведчик. А что за человек был? Ведь познакомились же мы, к примеру, очень близко с инженером Ниточкиным, которого сыграл Н. Плотников в «Нашем современнике»? Ну, пусть характеры наших разведчиков будут не такими яркими… Хотя, почему «пусть»? Разведчики же! Война. Земля, захваченная гитлеровскими ордами. Неужели обстановка менее драматическая, чем эпизод одной командировки инженера Ниточкина?
Четырехсерийный фильм Вл. Басова «Щит и меч» по известному роману В. Кожевникова. «Мосфильм». При участии ДЕФА (ГДР) и «СТАРТА» (Польша). Превосходные актеры. Опять приятно-неожиданный выбор исполнителя главной роли. Станислав Любшин — актер мягкий, правдивый безусловно.
Шесть астрономических часов (вместо полутора) дается нам на знакомство в Вайсом-Беловым. Приключения, испытания, которым подвергается Вайс, бесчисленны, разнообразны, порою невероятны. Его избивают, провоцируют, расстреливают враждующие разновидности многочисленных фашистских разведок, устраивают ему засады, автоматчики в упор лупят по его машине. Но из всех огней и испытаний герой выходит с честью, цел и невредим, согласно законам жанра.
Законен ли на нашем экране такой откровенно «детективно-приключенческий» фильм? Да, конечно. Уместно ли строить этот головокружительный каскад приключений на материале Отечественной войны, с ее многими миллионами жертв? Уместно ли пополнять списки действующих лиц печально-громкими именами фашистских бандитов (Гитлер, Гиммлер, Канарис и т. д.)?
Наверное, и это можно и это законно.
Только, кажется мне, не получаются у нас эти «чистые» детективы. Не наша традиция. Хотят того автор и режиссер или нет, но в фильм неизменно проникают и политика, и история, и попытка изображения характеров, и рассказ о людях, дорогих автору или ненавистных им. Не получается просто «занимательного» зрелища. (Не люблю этого слова — «занимательный», словно для одних детей работаем вообще можно себе представить хороший, «незанимательный» фильм?) […]
Вот мы вместе с героем «Щита и меча» оказываемся в фашистской разведшколе, где готовятся шпионы, диверсанты для работы в СССР. Изменники, человечье отребье, люди, доведенные до крайности, потерявшие облик, совесть. Но среди них есть и такие, как курсант Гвоздь (В. Сафонов), который только притворяется, что сдался врагу, но готов драться с ним не щадя жизни. Как найти своего среди изменников? Как завоевать доверие отчаявшегося? Эта «школа» — материал для сценариста и режиссера, скажем прямо, уникальный. И здесь уместно предъявить счет кинематографическому воплощению материала.
Почему, глядя не этих курсантов, тебя не покидает ощущение какой-то приблизительности, недостоверности происходящего?
Может, неосновательны твои претензии — невозможно рассказать обо всех, для каждой судьбы найти нечто неповторимое? Но в тот момент, когда ты уж и примирился как будто с тем, что все это «не по правде», а так только — площадка для приключений героя,- появляются на экране Елена Добронравова и Николай Граббе. Эпизод. Супружеская пара. Глухонемые. Циничный солдат сказал какую-то гадость о глухонемой.
Муж ее поднялся из-за дальнего столика, подошел, чуть не убил пошляка. Жестокий удар ребром ладони по горлу выдает профессионала-разведчика высокого класса. Почему же вдруг зрительный зал проникается непрошеной симпатией к этому страшному немцу? Как удалось авторам, режиссеру столько рассказать за секунды об этой паре? Профессиональные разведчики, они служат ненавистному им режиму, с которым у них свои, личные счеты. Отгороженные от всех окружающих своим общим увечьем — глухотою и немотою, они особенно нежны друг с другом. Одними глазами так много рассказала Е. Добронравова. (Почему актриса так преступно мало снимается?) Глядит. Гладит щенка. Все. Но сила кинематографа такова, что за этим крохотным эпизодом встают вдруг черные годы Германии, когда даже хорошие потенциально люди были участниками неандертальских зверств фашизма.
Конечно же, не единственное это удачное место в фильме. Многое удалось перенести из книги Кожевникова на экран без потерь, а иногда и с прибылью.
Впечатляюще сыгран артистом А. Глазыриным малоподвижный, даже как будто сонный, старый фашистский волк Штейнглиц. И рядом столь же опасный враг — оголтелый Дитрих (Ю. Будрайтис). Надолго запоминается Вилли Шварцкопф (А. Масюлис)- типичный фашистский главарь, напрочь освобожденный от «химеры, именуемой совестью».
У Аллы Демидовой, играющей фанатичную фашистку Ангелику, у С. Фадеевой — фрау Бюхер, у многих других артистов из превосходного состава картины, наших и иностранных, нет-нет да и мелькнет что-то подлинное, захватывающее настоящей глубиной.
И думаешь, вон что могут актеры, вон что может Владимир Басов.
И все же до конца меня фильм не убедил (говорю только о своем собственном впечатлении, с которым, вполне вероятно, многие и не согласятся).
Кажется, просто некогда режиссеру подумать, как избавиться от театрального грима, губительной инсценировки в эпизодах лагерей. (Ведь зрители видели километры страшной хроники, чудовищной силы документов!) Трудно, конечно, снять нашу массовку даже отдаленно похожей на хроникальные кадры Майданека, Освенцима. Как спрятать лица плотно пообедавших исполнителей? Да еще дети. С замазанными гримером милыми рожицами, в порванных костюмершей трусиках. Выглядит все это в фильме, прямо скажу, уж слишком «по-киношному». (А в книге детский лагерь — одно из сильнейших мест.)
Скажут: другой жанр, вы желаете драмы народной, а здесь приключения. Но если не убеждает этот мир, построенный режиссером?


«Советский экран» № 02, 1978 год


 
[Советский Экран] [Как они умерли] [Актерские байки] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]