СОВЕТСКИЙ ЭКРАН

Stolica.ru


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СССР

Публикация И. Чанышева
   

Леонид Трауберг

   В архиве Э. П. Гарина сохранились редкие фотографии, они относятся к периоду, когда режиссеры Г. Козинцев и Л. Трауберг готовились поставить на «Ленфильме» картину «Путешествие по СССР». И хотя фильм этот не был закончен, нам представляется интересным познакомить читателей с историей замысла.

Сценарий фильма писал известный советский драматург Николай Погодин — это одно из первых его обращений к кинематографу.

«...Я получил предложение от Козинцева и Трауберга написать сценарий. Предложение было мною принято, — рассказал он в беседе с корреспондентом «Литературной газеты» (15 января 1935 г.). — Написал сценарий «Путешествие по СССР». Эта работа, искренне говоря, кажется мне удачной. По крайней мере она встретила больше чем положительное отношение со стороны почти всех, кому я ее читал. Но я отнюдь не склонен переоценивать мое «Путешествие по СССР». В этом сценарии автор обнаруживает еще очень определенную технологическую невинность, вследствие именно этого в сценарий втиснуто столько материала, что его хватило бы, пожалуй, на 3—4 серии...»


Леонид Трауберг:

— После «Одной» Козинцев и я решили снимать фильм о современности. В 1931 году мы побывали на Магнитострое. Вернувшись в Ленинград, под впечатлением поездки сели писать сценарий и неожиданно почувствовали, что получается душераздирающая драма. Написали несколько эпизодов и окончательно поняли, что сценарий не идет. Тогда мы обратились к молодому Николаю Погодину, в то время начинавшему увлекаться кинематографом. В начале 1932 года он вручил нам готовый сценарий «Последняя артель», который после некоторой переделки стал называться «Путешествие по СССР».

Вот его содержание. Сельская артель, состоящая из ядреных мужиков, отправляется на стройку — мир поглядеть и себя показать. Это очень знаменитая артель. Она существует много лет, у нее свои «легенды», которые мужики охотно рассказывают при случае, и все они уверены, что их артель — самая лучшая в мире. Но когда они приезжают на стройку, выясняется, что слава их дутая и что они всего-навсего обыкновенные кустари. Артель быстро распадается, и вместо нее возникает новая бригада...

Все это было написано в очень смешных эпизодах. Сценарий Н. Погодина очень нам нравился, и мы с радостью приступили к съемкам. Впервые в этой картине мы решили обратиться к опыту театральных актеров. Был в сценарии крестьянский парень, мечтательный юноша, зачитывающийся «Детьми капитана Гранта», — его играл Б. Чирков. Был веселый хвастун, наивный, простодушный силач Митроша — Зуда — С. Каюков. Была девушка Маша, овладевавшая сложным механизмом, экскаватором «Марион»,— М. Бабанова. Патриархального старосту артели должен был играть М. Тарханов. И был еще кулацкий сын Васюта Барашкин, продавший артельную корову без ведома артели, хвастун и лентяй. В этой роли снимался Э. Гарин.


Эраст Гарин:

— Несмотря на название, «Путешествие по СССР» было сценарием не туристическим. Это было как бы психологическое путешествие российских мужицких характеров через почти первобытную артель к вершинам советского, коллективного существования.

Написан сценарий был в эксцентрической, неожиданной манере. Николай Федорович Погодин придумывал парадоксальные сцены, дававшие богатейший материал и актерам у режиссерам. Так, «голове» артели которого играл М. Тарханов, автор придумал сны: то ему являлся черт и подвергал его искушению возврата к прошлому, смеялся над его настоящим; то ему снился ангел, тоже смущавший его предосудительными предложениями...

Михаил Михайлович Тарханов обладал таким огромным запасом курьезных наблюдений над старорежимным бытом и психологией, что наполнял и обогащал замысел автора и режиссеров рядом увлекательных и достоверных подробностей.

Роль, которую исполнял я, очень заинтересовала меня. В заметке «Комсомольской правды» мы нашли «сверхзадачу» для этого персонажа. Газета рассказывала про дело одного «комсомольца», в записной книжке которого нашлось четверостишие, им самим сочиненное:

Я философ.

И я познал Законы, движущие миром,

И потому своим кумиром

Я безразличие избрал.

За этот «поэтический» афоризм парня исключили из комсомола.


Леонид Трауберг:

— Мы начали снимать картину в Мариуполе, наш постоянный оператор А. Москвин с удовольствием работал на натуре. А потом мы решили перебраться на Днепрострой, ведь действие фильма происходило на одной из больших строек первой пятилетки. Картина задумывалась как звуковая, но в самый разгар работы на Днепрострое выяснилось, что у нас до сих пор нет звукооператора, а того, кто с нами должен был работать, перебросили на другую картину. Мы слали на студию телеграммы, ответа не было, мы еще на что-то надеялись и продолжали репетировать с актерами, но время шло, а звукозаписывающей аппаратуры у нас так и не появилось. И тогда, чтобы не портить погодинский сценарий с его прекрасным, сочным текстом, диалогом, с прибаутками — не снимать же немую картину по такому сценарию! — мы решили вернуться в Ленинград. А когда вернулись, нас захватил уже новый замысел, мы решили ставить трилогию о Максиме. Но время, потраченное на непоставленную картину, не прошло для нас бесследно. И когда мы приступили к съемкам «Юности Максима», у нас уже был почти сложившийся творческий коллектив, а вместе с ним и исполнители главных ролей.


«Советский экран» № 11, 1974 год


 
 
[Советский Экран] [Как они умерли] [Актерские байки] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]