СОВЕТСКИЙ ЭКРАН

Резерв души неисчерпаем

В.Кисунько

Stolica.ru


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я
   

Людмила КасаткинаЛюдмила Касаткина

О Людмиле Касаткиной заговорили сразу. Было это в 1955 году после появления кинокомедии «Укротительница тигров»», в которой Касаткина дебютировапа на экране сыграв Леночку Воронцову. Уже зрители первых сеансов разнесли весть: появилась интересная киноактриса! Многообещающая. Бесспорно, талантливая.
Впрочем, имя Касаткиной было новым лишь для кино. Московские же театралы к тому времени уже приметили молодую артистку Центрального театра Советской Армии, выпускницу ГИТИСа, ученицу мастеров Художественного театра Г. Конского и И. Раевского (сегодня Людмила Ивановна сама педагог ГИТИСа, у нее немало своих учеников).
Ее полюбили за незаурядный сценический темперамент, за умение проникать в духовный мир своих героинь, взволнованной и искренней игрой передавать их душевные порывы. В те годы, когда шло становление Касаткиной-киноактрисы, в ее сценическом послужном списке появлялись и разведчица Нила Снежко в ««Барабанщице»» А.Салынского, и значительные роли классического репертуара: Марфинька в инсценировке гончаровского ««Обрыва»», Катарина в ««Укрощении строптивой»» Шекспира.
Пришедшая популярность обязывала. Но после второй картины — малоудачной комедии ««Медовый месяц» — актрисе пришлось пережить разочарование. Впрочем, нельзя не заметить, что и в этой картине Касаткина продолжает искать свою тему. Старается раскрыть новые грани характера, интересно воплощенного в ««Укротительнице тигров»: молодая, энергичная, способная постоять за себя женщина. Новые черты обретал этот тип героини и в следующих экранных работах актрисы.
Поддерживать профессиональную форму, пробовать свои силы, искать свежие краски актеру можно только одним способом: работая, выходя на сцену, съемочную площадку. Количество перерастает в качество и часто дарит нам новое знание о даровании знакомого артиста.
Но как порой непросто складываются актерские судьбы из-за односторонности режиссерских, критических, зрительских представлений о том, что «может» и чего «не может»*, что «должен» и чего «не должен» делать тот или иной исполнитель... Касаткина принципиально желала делать «все». Она сыграла героико-романти-ческую роль Вари в экранизации романа В. Кина «По ту сторону», повествующего о молодых подпольщиках Дальнего Востока времен гражданской войны. Потом Полину Григорьевну в короткометражке по чеховской «Мести». Исполнила роли Лизы Никитиной в фильме «Хлеб и розы» о первой в Сибири коммуне и Катарины в телефильме «Укрощение строптивой».
Но разве вечная неудовлетворенность достигнутым, постоянное стремление к поиску не достойны уважения? И не случайно первый этап экранной биографии Людмилы Касаткиной венчает «Золотая нимфа» — приз Международного фестиваля телефильмов в Монте-Карло, полученный в 1962 году за «Укрощение строптивой».
Да и в последующие годы нам доведется увидеть актрису в таких непохожих картинах, как телеверсия чеховской «Душечки» или комедия «Большая перемена». И везде Касаткина изящна, остроумна, артистична. Однако этапной и самой любимой стала для нее роль героическая, потребовавшая от исполнительницы высшего напряжения нравственных сил...
В 1964-м режиссер С. Колосов создал первый советский многосерийный телефильм—«Вызываем огонь на себя». Родился новый жанр, за минувшее с той поры двадцатилетие обретший не только «права гражданства», но огромную популярность. Людмила Касаткина сыграла в той ленте центральную роль, отважную Аню Морозову, возглавившую в годы войны молодежную подпольную организацию, сплотившую советских и польских патриотов в борьбе с фашистскими захватчиками. В фильме, построенном на документальном материале, нашел применение весь предыдущий опыт актрисы, ее умение органично соединять драматизм и характерность, романтическую героику и комедийные штрихи, ее умение переходить от лирики к пафосу, от полутонов к резкому мазку... Роль Ани принесла Людмиле Ивановне звание заслуженного деятеля культуры Польской Народной Республики и огромную любовь зрителей.
В 1967 году снова многосерийный телефильм С.Колосова—«Операция «Трест», где Касаткина выступает в трудной, неоднозначной роли террористки Марии Захарченко. Образ фанатичной монархистки, человека обозленного, беспощадного, одержимого, вновь позволил раскрыться многогранному таланту артистки. Подчеркивая женственность и обаяние своей героини, Касаткина точными приемами показывает ее душу—искалеченную, мятущуюся.
Мария Захарченко — натура сложная и противоречивая. Она по-своему горячо любит Россию, но служение ложным идеалам сделало ее сообщницей прожженных циников и духовных банкротов, предавших Родину. Образ, созданный Л. Касаткиной,—символ недюжинной человеческой силы, пущенной на неправое дело, растраченной втуне. Знаменитые касаткинские интонации, чуть рокочущие, неожиданно врывающиеся в ровное
течение фразы, как бы приоткрывали тут еще один незримый слой, бурлящие страсти, энергию. что тратилась столь рьяно и столь напрасно.
С годами в экранных героинях Касаткиной все более крепла тема сильной женской души, отдающей себя служению высоким целям и идеалам. Даже в роли небольшой — как в телефильме «Свеаборг», где актриса создала образ матери Александра Емельянова, юного русского офицера.— тема эта звучит громко и многопланоео. В нескольких эпизодах перед нами раскрывается судьба матери большевика, ставшего одним из руководителей восстания моряков царского флота в Свеаборге. Эта женщина в исполнении Л. Касаткиной воплощает в себе лучшие черты российской интеллигенции, ее стойкость, патриотизм.
В истории экранного искусства не так уж часты примеры столь долгого и плодотворного сотрудничества, каким стало содружество Людмилы Ивановны Касаткиной и Сергея Николаевича Колосова. Их содружеству, начатому еще на сцене Центрального театра Советской Армии и на радио, мы обязаны и названными выше телефильмами, и такой интересной работой, как телефильм «Диалог» (где Касаткина сыграла советскую журналистку, погибшую в Бейруте при исполнении служебных обязанностей), и двумя лентами, созданными для «большого» кино: «Помни имя свое» и «Мать Мария». Это фильмы, объединенные общей темой — война, противостояние фашизму. Фильмы, в центре которых люди очень разных, но одинаково трагических судеб.
В первом рассказ идет о женщине, ставшей узницей гитлеровского концлагеря, разлученной с маленьким ребенком. Много лет спустя сын отыскивается — уже взрослый. воспитанный польской семьей... Тема интернационального братства здесь органически рождается сюжетом. Она пронизывает и страшные эпизоды лагерной жизни, сыгранные Л. Касаткиной с редким достоинством и тактом, и сцены встречи Зинаиды Воробьевой с сыном после разлуки.
Касаткиной чужда сентиментальность. Она умеет с}х>рсировать чувство, но при этом всегда бывает соблюдена художественная мера, правда образа, правда обстоятельств. С особой стороны такое умение актрисы раскрывается, когда она работает на радио (кстати, именно здесь мы впервые познакомились с ее Аней Морозовой — в радиоспектакле «Вызываем огонь на себя»).
Интересной была задача актрисы в фильме «Мать Мария»- Это попытка воссоздать в игровом кино драматичную историю русской поэтессы Елизаветы Кузьминой-Караваевой, оказавшейся е эмиграции, принявшей монашеский постриг, а потом пришедшей к борцам французского Сопротивления и погибшей в нацистском концлагере. Актриса создает очень цельный образ, пронизанный человечностью, силой, которой хватает на подвиг самоотречения...
Народная артистка СССР Людмила Касаткина—актриса счастливой творческой судьбы. Всякий раз, встречаясь с ее искусством, восхищаешься его филигранностью, идейной четкостью и художественной завершенностью. Думаешь о том, как щедро отпустила природа этой актрисе таланта, обаяния. О том, как много труда отдано искусству. О том. какие прекрасные встречи обещает нам это искусство.

Журнал "Советский Экран", №11, июнь 1985 года


 
[Советский Экран] [Как они умерли] [Актерские байки] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]