СОВЕТСКИЙ ЭКРАН

 
 

Stolica.ru


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

Юрий Яковлев: В кино я всё-таки гость...

В. Катина
   

Юрий Яковлев

   Итак, «наутро он проснулся знаменитым»... Эта достаточно приевшаяся формула тем не менее абсолютно подходит к Юрию Васильевичу Яковлеву. В 1958 году, сыграв в фильме «Идиот» князя Мышкина, он прогремел на всю страну: трагический образ героя Достоевского, созданный молодым актером, трогал до слез и заставлял верить в доброту, чистоту, порядочность...

С тех пор прошло много лет, а Юрий Яковлев остается одним из любимейших актеров театра и кино.

На вопросы читателей журнала "Советский экран" отвечает народный артист СССР Олег Ефремов (прим. ред. - интервью в сокращении)


— Как вы стали актером?

(С. Родин, пос. Бородинский, Тульская область; Л. Шаламова, Житомир)

— Я вовсе не мечтал стать актером, а твердо решил поступать в Институт международных отношений. И вдруг что-то во мне непонятное проявилось и погнало, правда, не в театральный вуз, а почему-то во ВГИК. Я сдал экзамены на курс С. Герасимова и Т. Макаровой, прошел все туры, прошел собеседование, но срезался ... на кинопробе. А потом, не потеряв присутствия духа, подал документы в Театральное училище имени Б. В. Щукина. Был принят — не без труда, но без блата.


— Расскажите о родителях. (семья Муравьевых, пос. Сява, Горьковская область)

— Мама — врач, отец — юрист. Наверное, я кое-что взял у него: будучи молодым, отец был принят в труппу Художественного театра, во вспомогательный состав, как теперь у нас называют. Потом учился два года на певческом отделении консерватории, у него был хороший голос. Но в конце концов ушел оттуда, поступил в университет и стал юристом.


— Где предпочитаете работать — на съемочной площадке или на сцене? (Н. Денисова, Владимирская область; И. Кузнецов, Ленинград)

— Пожалуй, надо бы: не где предпочитаю работать, а что мне ближе. Не стоит сравнивать музы кино и театра. Это разные профессии, а значит, и разные способы проявления себя. Однако твердо могу сказать: в кинематографе я все-таки гость, а что касается театра, то я его сын.


— Как же вы, народный артист, которого мы знаем как серьезного, драматического исполнителя, предстали перед зрителем в таком фильме, как «Кин-дза-дза!»? Вы не жалеете? (М. Рысмухаметов, Башкирская АССР; Л. Вышибаева, Тирасполь; И. Пикулик, Сочи)

— Те, кто задал вопрос, не правы, потому что не поняли картины, чего-то в ней не прочитали. Жаль! Сняться у такого мастера, как Георгий Данелия, я считал для себя большой удачей. И не я один — и уважающий себя Леонов. И уважающий себя Любшин...

У меня огромное количество писем от зрителей, которые восхищены этим тонким, глубоким, человечным фильмом,— я на их стороне.


— Почему мало снимаетесь в комедиях? (С. Пилипенко, Днепропетровская область)

— Нет интересных предложений, как нет и комедий. Сейчас снимают из картины в картину Сталина, или просто девочек, или интердевочек и так далее. Правда, я снялся в картине «Ловушка для одинокого мужчины» по пьесе французского драматурга Тома. Это детектив, кроме всего прочего, это иронический детектив. Играю комиссара полиции. Так что с некоторой натяжкой можно сказать, что я снялся в комедии.


— Что для вас важнее: мнение зрителей или оценка критиков? (киноклуб «Юпитер», Москва)

— Нет у нас, на мой взгляд, хорошей, настоящей критики. Как правило, рецензии, которые читаешь и по поводу театральных постановок, и по поводу кино, не удовлетворяют. Потому, не скрою, к критике отношусь весьма и весьма негативно.


— Кого из молодых актеров вы считаете наиболее перспективным? (О. Кожемяко, Минск)

— Трудно сказать, столько их развелось... Часто бывает так, что снимется человек в одной картине и уже «звезда»! Уже на обложке «Советского экрана». Везет нашим молодым, везет...


— У каждого, говорят, своя роль, но разве профессионал не должен уметь сыграть любую? (киноклуб «Юпитер»; Г. Шамаева, Москва)

— Обязан. Только при одном непременном условии — если есть за что зацепиться, хоть как-то проявить себя. А часто бывают предложения «спасти» роль. Звонят и, совершенно не стесняясь, говорят: нам нужно, чтобы вы «спасли» роль. Тут только руками разведешь.


— Недостаток человека, который вы больше всего склонны извинить... А что внушает наибольшее отвращение? (3. Безрукова, Москва)

— Склонен извинить временное заблуждение. А особенно противны зависть, злость, склочность, проявление нетоварищества, непартнерства — это что касается профессии.


— Какая из всех сыгранных в кино ролей оказалась самой трудной? (В. Масура, А. Скляр, Тирасполь)

— Пожалуй, чекист Федоров в фильме «Крах». Там фактически пришлось играть две роли, так построен сценарий. Эта роль очень далека от моего характера, там очень много черт, которые мне нужно было в себе воспитывать — максимально отходить от себя, моего, не боюсь сказать, комедийного обаяния, что ли, чтобы показать огромное мужество человеческое...


— Можно ли вас считать комедийным актером? (Дария М., ЯАССР, Семипалатинский район)

- Пожалуйста, считайте, если хотите. Многие таковым меня и считают. Во всяком случае, когда на улице здороваются, почему-то улыбаются, особенно после «Иронии судьбы...»


Имеет ли для вас значение, кто будет вашим партнером? (77. Нерамова, Читинская область)

— Огромное, потому что я считаю, что можно быть просто хорошим или очень хорошим актером, но невероятно трудно быть хорошим партнером. Это редкое качество, это особый талант.


Потрясена вашим Мышкиным. Нравилось ли работать с Юлией Борисовой, с таким режиссером, как Иван Пырьев? Говорят, он просто был «зверь» на съемочной площадке? (И. Сабулите, Ярославль)

— Юлия Борисова — прекрасный партнер. Особенно в спектакле, который мы с ней очень любили,— «Насмешливое мое счастье», где я играл Чехова, а она — Лику Мизинову...

А Пырьев? Да, он был «зверь» на съемочной площадке, но мне его зверство, как ни странно, очень помогало. По отношению ко мне он был тишайшим и нежнейшим человеком, потому что боялся нарушить мое внутреннее, мышкинское расположение к этому персонажу, которое я в себе воспитывал.


Кажется, писали, будто рост Чехова и ваш идентичны? (В. Чарин, Красноярск)

— Разве в этом дело? Правда, когда я работал над образом Чехова, а я его сыграл в театре, в спектакле «Насмешливое мое счастье» по пьесе Малюгина, я нашел такую подробность: у меня рост метр восемьдесят семь, а у Чехова — метр восемьдесят восемь. Суть в том, что Антон Павлович Чехов — это особая статья в моей жизни. Совсем особый мир — Чехов в моей жизни... Я прочел его письма, их около шести тысяч, и для меня открылся совершенно поразительный мир этого человека. Он стал для меня эталоном и в жизни, и в профессии. По нему сверяю все — и работы, и какие-то шаги в жизни.


Как перестройка отразилась на кино и театре? (Р. Алиева, Махачкала)

— Модный вопрос! Очень позитивно отношусь к перестройке: я оптимист по природе и верю, что когда-нибудь будет лучше. В Театре имени Евг. Вахтангова мы вплотную столкнулись с перестройкой — поменялся главный режиссер, нас перестало опекать без конца Министерство культуры: теперь ставим что хотим, приглашаем каких хотим драматургов, каких хотим режиссеров. Другое дело, что это тоже не всегда бывает удачно, но мы свободны в выборе, перешли на хозрасчет, что нас финансово поддерживает. Так что есть немало позитивных сторон в перестройке, я — «за». Что касается кинематографа? Пока ничего хорошего не вижу.


Ваш идеал? (77. Световец, Чимкентская область)

— Антон Павлович Чехов.


Любимый поэт? (Н. Миронова, Сыктывкар)

— Не могу сказать, что у меня есть определенный любимый поэт. С удовольствием работал над «Казановой» Марины Цветаевой — спектаклем, который идет у нас в театре. Считаю эту женщину величайшим поэтом, подчеркиваю, именно не поэтессой, а поэтом. Могу назвать немало своих любимых поэтов, но я к поэзии как-то более равнодушен, чем к прозе.


Кто ваши учителя в кино? (М. Михайлова, Херсон) .

— Самый главный и самый первый мой учитель, конечно, Иван Александрович Пырьев.


Любимое время года? (Крайненков, Москва)

— Осень.


На какой вопрос вы больше всего не любите отвечать? (А. Казанцев, Златоуст)

— Почему нет второй серии «Идиота»?


Самая-самая первая кинороль? (С. Фесько, Краснодар)

- Самая-самая... Провинциальный трагик Чахоткин в экранизации знаменитого водевиля Д. Т. Ленского «Лев Гурыч Синичкин...» — «На подмостках сцены» (постановка режиссера К. Юдина).


Как Юдин вас нашел? На улице? (В. Шевелев, Киев)

— Нет, не на улице. Это сейчас режиссеры перестали ходить в театр, а раньше ходили и смотрели в театрах актеров. Константин Константинович Юдин тоже ходил, ходили и его помощники — увидели меня в каком-то спектакле и пригласили на студию. Так что попал в кинематограф благодаря театру.


Как вы относитесь к современным рок-группам, не отталкивают ли они вас? (Л. Сычева, Вологда)

— Молодежь всегда отличалась стремлением каким-то образом выразить себя. Высказать свое мировоззрение, свое отношение к тому, что происходит в стране. В той или иной форме это все равно должно проявиться. Обязательно! Другое дело, что мне не нравится огромное количество рок-ансамблей, которые мало того, что неталантливы, просто бездарны: с жуткими текстами, безголосые, лохматые молодые люди и девицы. Что никакого восторга не вызывает. Но среди рокеров есть немало талантливых людей, безусловно.


Что бы вы хотели пожелать нашим читателям и своим зрителям? (В. Касьянов, Харьков)

— Чтобы бумаги хватало и тираж вашего журнала повышался с каждым годом. Еще хочется сказать, чтобы вы писали не только о «звездах» после одной картины, но и про «стариков» не забывали.

«Советский экран» № 12, 1990 год


 
 
[Советский Экран] [Как они умерли] [Актерские байки] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]