СОВЕТСКИЙ ЭКРАН

Stolica.ru


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

ВОСПИТАНИЕ ЧУВСТВ

Дмитрий Шацилло
   

Эльза Леждей

   Со времени дебюта симпатии зрителей к актрисе не изменились. Ее добротная творческая репутация упрочилась, ощущение высокой простоты исполнения, которое сопутствовало впечатлению от игры Леждей еще в пору дебюта, стало отчетливее и острее.

Леждей по-прежнему популярна и любима, а участие в телевизионном цикле «Следствие ведут знатоки», пожалуй, окончательно подтвердило серьезную репутацию актрисы.

Газета «Правда», рецензируя очередную серию «Знатоков», писала о «душевной и обаятельной» Кибрит — Леждей. Эта оценка, положительная и бесспорная, однако, не исчерпывает образа, созданного актрисой.

В Кибрит — Леждей ощущается не только доброе начало, но и значительность, одухотворенность внутреннего облика. Видно, как актриса стремится выйти за рамки драматургического и режиссерского решения роли, выполненного зачастую одной лишь голубой краской. Тогда вдруг появляется у героини «Знатоков» неожиданное, но привлекательное сочетание порывистости и сдержанности, которое становится доминантой ее поведения, а заодно и укрупняет образ, создает некое пространство вокруг слов и поступков.

Забота о перспективе, о движении за пределы сыгранных ролей — в природе дарования Эллы Леждей. Она никогда не удовлетворяется тем, что лежит на поверхности предлагаемых образов, стремится отойти от привычных трактовок в том или ином амплуа.

Само понимание актерской профессии связано у Леждей с отказом от соблазна понравиться зрителю во что бы то ни стало, произвести эффект сугубо внешними приемами игры.

Недаром она часто говорит о том, что не любит, когда актрису путают с манекенщицей, обращая внимание лишь на туалеты, прическу, походку.

Из своей яркой, удивительно киногеничной фактуры Леждей совсем не делает главного козыря, основы осиов своей актерской судьбы. Ей совершенно чуждо тяготение к светскому блеску, стремление быть «звездой на небосклоне».

Эльзу Леждей заботит другое.

При каждом разговоре о том, как сложилась ее биография, она неизменно возвращается к несыгранному — к литературной классике.

Элла Леждей мечтала о работе над классическими образами русской литературы, обдумывала варианты их экранного и сценического воплощения. Но замыслам актрисы пока не суждено было стать реальностью. Так, например, произошло с ролью Настасьи Филипповны в экранизации «Идиота». За фотопробой на роль в силу ряда обстоятельств не последовало участие в фильме по Достоевскому.

Режиссеры порой сразу замечали в Леждей нечто экстравагантное, подходящее для острого сюжета.

Между тем для актрисы вполне органичны и тонкости психологизма и глубины лирики. Не случайно она пристально интересуется Блоком. Мечтает создать спектакль-композицию по материалам переписки А. П. Чехова и О. Л. Книппер.

У спектакля есть уже и название, звонкое, интригующее,— «Двенадцать расставаний». Тема спектакля — основная творческая тема актрисы — воспитание чувств, их долгое, нередко мучительное, но всегда самоотверженное освобождение от всего суетливого, пошлого, мелочно-житейского...

Леждей свойственно идти дальше достигнутого, ранее найденного и завершенного. Наверное, это признак целостности натуры, одновременно и разгадка прошлых и будущих успехов. Тех самых успехов, которые отчетливо обозначились еще в начале творческого пути.

Актрисе посчастливилось сразу обнаружить свое, только ей принадлежащее, индивидуальное начало.

Леждей с первой работы и через все лучшие роли пронесла способность наполнять живой конкретностью то, что кажется на первый взгляд схематичным, неубедительным.

Эмоциональная стихия для ее героинь составляет основу жизни, во многом определяет их главные поступки.

Повинуясь внезапно нахлынувшему чувству, героини Леждей могут круто изменить свою судьбу: внезапно, очертя голову броситься под венец (как Варвара в «Море студеном») или пойти на подвиг, под дула винтовок палачей (как Мари в картине Алова и Наумова «Ветер»).

Но если бы актриса ограничивала свои творческие пристрастия только показом женского своенравия, то, наверное, могла бы рано или поздно остаться на уровне мелодрамы либо камерно-лирических сюжетов.

О том, что подобная опасность была реальной, говорят и некоторые роли Эллы Леждей.

Пользуясь тем, что в обаянии актрисы как бы таится нечто колдовское, демоническое, ее неоднократно снимали в роли роковых женщин, неотразимых «вамп». Неоднозначная, полная сложных сплетений доброго и злого природа таланта Леждей чисто внешне, поверхностно использовалась режиссурой в таких фильмах, как «В мертвой петле» или «Чрезвычайное поручение». К сожалению, вычурность режиссерского решения и аморфность драматургии затруднили актрисе путь в глубины роли, которая могла стать вехой ее творческой биографии, но, по существу, не вышла за рамки подчеркнуто живописной пробы сил,— речь идет о роли французской коммунистки Жанны Лябурб в кинофильме М. Билинского и И. Винграновского «Эскадра уходит на запад».

И все-таки не эти, пусть броские и эффектные, но фактически проходные роли определили своеобразие художественного почерка Эллы Леждей, не они принесли ей заслуженный успех.

Решающий взлет в биографии актрисы — участие в картинах Александра Алова и Владимира Наумова «Павел Корчагин» и «Ветер», а затем исполнение эпизодической роли в «Балладе о солдате» Григория Чухрая.

Так называемые типажные данные, темперамент и — самое главное — внутренний духовный заряд будто сами собой зачисляют Эллу Леждей в актрисы романтическое склада.

Актриса работает и живет в мире исключительных, взрывных ситуаций, неожиданных встреч и странных прощаний, в мире, где человек оказывается перед альтернативой драматического выбора: любовь — долг, безопасность — опасность, жизнь — смерть. Этот трудный и прекрасный мир для актрисы -— свой мир. Она его поняла, прочувствовала и вполне приняла. Вот почему ее Рита Устинович в «Корчагине» или Мари в «Ветре» столь достоверны и покоряюще реальны. Леждей наполнила каждый жест, каждое слово своих героинь пафосом гражданской страсти, утверждением верности идеям эпохи.

Подкупающе искренняя манера игры Леждей преобразила романтическую суть ролей, одушевила и высветлила их. Эта лучезарность, проникновенная простота исполнения в предельно выразительных, поэтических фильмах производили впечатление события. Именно так расценил участие актрисы в фильме «Ветер» Жорж Садуль.

С триумфом прошедшая по мировым экранам «Баллада о солдате» какой-то важной составляющей своего успеха, несомненно, обязана и Леждей. Актриса блеснула целой россыпью молниеносных, сменяющих друг друга эмоций в сорокасекундной роли жены фронтовика, встречающей своего мужа-инвалида на пустынном перроне тылового вокзала. На смену сожалению и неловкости за опоздание, растерянности, боли, тоски, чисто женскому отчаянию пришло нежное и твердое желание бороться аа счастье, победить судьбу. Этот эпизод, в котором Леждей выступила вместе с Урбанским, вызвал восхищение зрителей.

Здесь обнаружились истинные корни ее дарования, раскрылась целенаправленность творческих поисков. И все же поэтический анализ чувств героинь для актрисы не самоцель. Ей важно не только обыграть чувство, но и докопаться до его социальной сути.

Поэтому так важен в фильмах с участием Леждей тот этический и философский урок, который извлекается из эмоциональных перипетий в конфликтов.

Тема воспитания чувств осознается и утверждается актрисой как ответственная тема, которая, включая в себя контекст эпохи, опирается на четкую духовную взаимосвязь искусства и жизни.

Ориентация на эти высокие моменты всегда есть в лучших ролях Эллы Леждей. Оттого их воздействие на зрителя не теряет прелести и силы.



«Советский экран» № 24, 1975 год


 
[Советский Экран] [Как они умерли] [Актерские байки] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]