СОВЕТСКИЙ ЭКРАН

Stolica.ru


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

Фильм «Инспектор ГАИ»

1982 год
   

Инспектор ГАИЦентральная киностудия детских и юношеских фильмов им. М.Горького

О фильме : Фильм Э.Уразбаева по сценарию А.Бородянского «Инспектор
ГАИ» начинается с рядового эпизода на шоссе... Любому водителю знакома ситуация, напоминающая ту, в которой очутился Валентин Павлович Трунов, когда ему пришлось, замедлив бег своего «жигуленка», прижаться к обочине и вступить в объяснения с сотрудником ГАИ. Любому водителю становится в подобных случаях как-то не по себе, даже если никакой существенной вины он за собой и не чувствует. Впрочем, точно ли любому? Кажется, к Трунову (Н. Михалков), остановленному сейчас старшим инспектором Зыкиным (С. Никоненко), это не относится: он абсолютно невозмутим, и строгие замечания рыжего паренька в милицейской форме его скорее забавляют, чем беспокоят. Ну, забыл пристегнуться... Ну. не заметил знака, не сбросил скорость... Уж не собирается ли инспектор сделать ему просечку за столь «пустячные» нарушения? Ах. все-таки собирается... Пусть попробует. Что, не прокалывается? Конечно, не прокалывается: не берет крохотный компостер плотные пластмассовые «корочки» тру-новского техталона. «Может быть, я могу вам чем-то помочь?» — вежливо издевается нарушитель. Нет. Зыкину помощь не требуется: изловчился — и готово. Дырка! Не ожидали, Валентин Павлович? Погодите, это еще только присказка—сказка впереди!..
Сцена эта представляет особый интерес не только потому, что в ней уже
состоялась приблизительная экспозиция характеров и обозначена тональность киноповествования. Здесь моделируется сквозная коллизия фильма, столкновение главного героя, инспектора ГАИ Зыкина, который «и по службе и по душе» постоянно и ревностно настаивает на неукоснительном соблюдении предусмотренных законом правил,—со своим антиподом. С человеком, который абсолютно искренне полагает, что следование правилам обязательно не всегда и уж тем более не для всех. В свою очередь, эта коллизия воспринимается как модель более общего и более серьезного конфликта, вызванного несовместимостью двух социальных позиций, из которых вторая, персонифицируемая в образе Трунова, выглядит при ближайшем рассмотрении антиобщественной и глубоко безнравственной.
Давайте, однако, разберемся во всем по порядку, выяснив прежде, кто такие Трунов и Зыкин.
Старший лейтенант Зыкин Петр Сергеевич— личность в округе известная. Как огня боятся его нарушители правил дорожного движения. У Зыкина твердый принцип: «Виноват—отвечай!» Как же иначе? Дорога есть дорога—тут всякое может случиться... А правила для того и существуют; чтобы не подвергать риску здоровье и жизнь людей. И он. инспектор Зыкин, лично в ответе за их соблюдение. Но позвольте, почему только он? А как же другие—товарищи Зыкина, его симпатичный начальник, майор Гринько (О. Ефремов)? Разве они
не понимают важности порученного им дела, не знают своих обязанностей? Понимают и знают, конечно. И все же... Все же ни один из них, окажись он на месте Зыкина, не решился бы, наверное, сделать Трунову «дырку». Зыкин сделал! И еще сделает...
Валентин Павлович Трунов, директор межрайонной станции автотехобслуживания,— видный мужчина не старше сорока лет, а котором с первого взгляда угадывается баловень судьбы; он из тех, кому все в жизни чудесным образом удается. Вот, к примеру, три года подряд тщетно пытался предшественник Трунова «выбить» фонды на расширение предприятия. А обходительному Валентину Павловичу для решения этого вопроса понадобилось каких-то полчаса! Прежде станция работала кое-как—теперь клиенты на нее не нараду-• ются. В особенности такие, которых здесь обслуживают «с соответствующим вниманием»: заместитель председателя райисполкома, директор большого продовольственного магазина... Нужные все люди... И сам Трунов — человек нужный! Этот ушлый хозяин автосервиса чувствует себя «хозяином жизни». И вот с ним-то, с самим Труновым, вздумал тягаться какой-то инспектор ГАИ! Смех, да и только...
«Ситуационная» драматургия фильма отличается жесткостью полутонов, побочных сюжетных линий здесь почти нет. Действие целеустремленно развивается по нарастающей, приближаясь к пику остроты в тот момент, когда Зыкин вскоре после нервого инцидента с Труновым опять останавливает его на дороге и, действуя строго по инструкции, отбирает «права». Валентин Павлович снова превысил скорость...
Теперь Трунов малость настораживается. Теперь он даже снисходит до того, чтобы объяснить «непонятливому» инспектору свою «философию», согласно которой правила существуют для «усредненного человека» и потому не стоит толковать их слишком буквально. Но Зыкин на эту демагогию—ноль внимания. Уроки он не усвоил и, встретившись с Труновым в третий раз, высаживает его из машины за езду без документов. Тут уж Валентину Павловичу становится окончательно ясно, что «товарищ не понимает». Не понимает, с кем имеет дело. Значит, надо ему объяснить!
И Трунов с «объяснениями» не медлит. Пустив в ход свои многочисленные связи, он добивается, чтобы строптивого инспектора отчислили из команды мотогонщиков, он устраивает его старшей сестре Нине (Р. Рязанова) осложнения на работе: место начальника отдела, которое она заслуженно должна была вот-вот получить, отдали другому.
Самого же Зыкина понизили в должности, пересадили из патрульной машины на мотоцикл и приписали к какому-то полуразвалившемуся «посту №7» на захолустной проселочной дороге.
Так что же в результате? Выходит, честный человек, не пожелавший пойти на компромисс, терпит поражение от чванливого пройдохи? Нет, не к такому итогу приходят создатели ленты. Как ни «крутился» Трунов, а пришлось-таки ему на время лишиться водительских прав. И сообщая Валентину Павловичу обескураживающую новость, майор Гринько, не скрывая своего омерзения к Трунову, подводит баланс его грязной тяжбы с инспектором ГАИ: «Это очень здорово, что есть такие, как он, и такие, как вы, ничего с ними не сделают! Вот так, гражданин Трунов!»
Но самое главное в том, что инспектор Зыкин, проигравший, кажется, по всем статьям, на самом деле одерживает недвусмысленную и убедительную моральную победу. Ибо что-то сдвинулось в уверенно-безмятежном мироощущении Трунова: он, привыкший всегда и во всем одерживать верх, обнаружил вдруг свою уязвимость. И даже противен сделался самому себе. «Я занят мерзостью»,— невесело признается он Зыкину, собственной персоной пожаловав на «пост №7». Для чего, спрашивается, он здесь появился? Полюбоваться на поверженного противника? Вовсе нет! Не мог непробиваемый Валентин Павлович, как ни странно, выкинуть из головы всю эту историю. Очень хотелось ему удостовериться в искренности Зыкина. Никак не укладывалась в тру-новские понятия честная преданность инспектора своему долгу. Служебному и человеческому. Преданность—вопреки «здравому смыслу»? Возможно ли? Удостоверился — возможно! И как побитый пес поплелся по ночному шоссе назад.
А инспектор Зыкин остался на посту, он ждал приближающуюся колонну. И был, как всегда, внимателен, собран и готов к неожиданностям этот человек, убежденный, что если он «на своем месте такой, а другой на своем месте тоже такой же... то, может, и будет как надо...»
Картина «Инспектор ГАИ» сделана скромно и на открытие новых художественных горизонтов не претендует. Но поднятые в ней проблемы, бескомпромиссность и публицистический темперамент— целиком в русле сегодняшних общественных настроений.

Николай САВИЦКИЙ , Журнал "Советский Экран", №12, июнь 1983 года

В ролях:

Сергей Никоненко, Никита Михалков, Николай Засухин, Олег Ефремов, Марина Левтова, Николай Парфёнов, Юрий Кузьменков, Вадим Захарченко, Екатерина Воронина и др.

Режиссер: Эльдор Уразбаев


 
 
[Советский Экран] [Как они умерли] [Актерские байки] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]


По лучшим ценам: Чартерные авиабилеты в барселону - новости!