СОВЕТСКИЙ ЭКРАН

Stolica.ru


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

Фильм «Мужское воспитание»

1982 год
   

Мужское воспитаниеКиностудия "Туркменфильм" имени Алты Карлиева

О фильме : В мифах и преданиях сохранилось множество рассказов о различных изобретательных и красочных обрядах, в ходе которых юноши, выдержав разнообразные испытания и доказав свое физическое и моральное превосходство, посвящались в мужчины. В наши дни все происходит несколько обыденнее. А порой и не происходит вовсе—недаром столько разговоров слышится сегодня об инфантилизме, дефиците мужественности у иных представителей сильного пола.
В этой связи тема, заявленная уже в самом названии фильма «Мужское воспитание», и, главное, тот конкретный поворот, в котором она решается, выглядят чрезвычайно своевременно. Фильм этот интересен и тем, что несет эмоциональную информацию о малознакомом для большинства зрителей укладе жизни туркменских чабанов, о простых и суровых нравах, приобщение к которым во многом повлияло на становление характера юного героя картины.
Поначалу восьмилетний Чаман (Б. Курбандурдыев)—скорее нежное «дитя цивилизации». Мальчишка боязлив, робок, не приспособлен к самостоятельной жизни. По крайней мере так считает его отец Сейли (Д. Ораев). И вот на время летних каникул он увозит сына из благоустроенного поселка на далекое пастбище. Здесь мальчика ждут трудности далеко не детские: и по-походному скудный быт, и личная ответственность за овец и ягнят, и песчаные штормы, и встреча с волками, шакалами, и еще непривычное для него одиночество, которое разделяет только молчаливый и строгий дед Чамана, коренной житель пустыни.
Первым серьезным испытанием для героя фильма становится ситуация, когда двум чабанам—старому и малому—приходится доставать привод, упавший на дно глубокого колодца, иначе не напоить овечье стадо. Сначала в колодец спускается Чаман. но, струсив, просит деда поднять его наверх. И тогда
старик берет на себя задачу не по годам и едва по силам: обвязавшись веревками, ни слова не говоря, он лезет в колодец за злосчастным приводом. Ча-ману все ясно и без слов — в глазах старика он прочтет и укор, и унижающую жалость, и раздражение на горе-помощника. И потому, наверное, во время внезапно разбушевавшейся непогоды Чаман, забыв о страхе и усталости, будет уже изо всех сил стараться помогать взрослым в спасении молодняка. Сцена эта— кульминация сюжета фильма. А вот кульминация в развитии нравственной темы наступает, когда Чаман осознает опасность для отары, которой отдано столько сил. В мальчике вспыхивает инстинктивный протест против жестокости, с какой свыклись пастухи,—он даже убегает от деда. Но по дороге поворачивает обратно: ведь старый чабан остался совсем один! Так вместе с трудом рук и трудом души приходит к Чаману сознание нерасторжимой связи с миром взрослых, с их повседневными тревогами и заботами.
В сущности, Чаман «в первом приближении» усваивает непростую диалектику жизни, в которой переплетены порой самые противоречивые явления и факты, но где надежным критерием испокон веков оказывается чувство осознанной необходимости работать не для себя, а для людей, и работать с душой, то есть отдавая все силы порученному делу. Этот важнейший нравственный урок усваивает и Чаман — как-то незаметно он излечивается от трусости, мужает.
Из двух режиссеров фильма «Мужское воспитание» один, Язгельды Сеидов,—бывший документалист, другой, Усман Сапаров,— в прошлом оператор. Не случайно их совместная работа отличается одновременно живописностью и достоверностью жизненного фона. Причем фон этот понадобился авторам не для любования этнографической экзотикой. Пустыня с ее бесконечными барханами и незыблемым величием предстает здесь полноправным героем ленты, определяя многое не только в труде и быте/но и в самом мироощущении, психологии персонажей.
Как и в «Невестке» X. Нарлиева — одном из лучших фильмов современного туркменского кино,— в «Мужском воспитании» дед олицетворяет вековую мудрость традиций и органичность внешне неспешного, но полного внутренней динамики существования (актер А. До-влетов точен и узнаваем в этой роли). Только в данном случае рядом со стариком не женщина, перенесшая личную драму, живущая призрачной надеждой, а совсем юное существо, едва вступающее в жизнь,—его ученик. Причем «учеба» означает здесь не только приобретение Чаманом тех или иных трудовых навыков, необходимых каждому чабану. Прежде всего это—нравственное возмужание, требующее от маленького героя немалых усилий, а от старика—любви, нежности, но вместе с тем строгости.
Режиссер У. Сапаров сам предложил такую параллель: «Чтобы щенок стал настоящей собакой, ему обрубают уши и хвост—укорачивают, чтобы они не мешали в драке с волками. И наш герой, на некоторое время лишившись домашнего уюта, переносит в пустыне трудности, казавшиеся ему поначалу непосильными». Надо сказать, некоторая прямолинейность избранного сюжетного хода не идет на пользу картине и таким образом не позволяет ей подняться на уровень художественного открытия. Тем более, что можно вспомнить ряд других кинопроизведений, где сходная коллизия (неокрепшая юная душа и суровый окружающий мир) решена и с большим драматизмом и с большей лирической проникновенностью.
Ценно, однако, то, что авторы туркменской ленты «Мужское воспитание» обратились к этой, пожалуй, всегда актуальной теме с немалым запасом точных жизненных наблюдений, а главное, с искренним желанием раскрыть перед зрителями мир, полный скромного достоинства и притягательности.

Е.Плахова , Журнал "Советский Экран", №12, июнь 1983 года

В ролях:

Бегенч Курбандурдыев, Ата Довлетов, Дурдымамет Ораев, Гуля Керимова и др.

Режиссер: Усман Сапаров, Язгельды Сеидов


 
 
[Советский Экран] [Как они умерли] [Актерские байки] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]