СОВЕТСКИЙ ЭКРАН

Stolica.ru


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

Наследница по прямой

1982 год
   

Наследница по прямойКиностудия Мосфильм

Жанр: Мелодрама

О фильме : Давно сердечное томленье теснило ей младую грудь..." Как и Татьяна Ларина, героиня фильма С. Соловьева «Наследница по прямой» верит предсказаниям судьбы. И то же, что произошло с Татьяной — «пришла пора, она влюбилась».— случилось и с тринадцатилетней Женей. Она словно накликала себе эту любовь, гадая по «Евгению Онегину».
...Вечер как вечер. Докучно однообразны воспитательные монологи матери. Отец погружен в телевизионную нирвану. Все как всегда, все на своих местах. Но необъяснимая напряженность повисла, кажется, в самом воздухе. Со странной значительностью падают в тишину слова, таинственно печальны их ровные интонации. Никнут цветы на пыльной клумбе. Всепроницающа, всепронизывающа тревога и грусть летнего вечера.
Это «сердечное томленье», не что иное, как оно. нарушило будничный ход вещей. Явилось на экране почти физически осязаемым. И когда вслед за тем прозвучат строки любовного письма к Неизвестной, написанные летом 1823 года рукой Пушкина, строки эти падут на подготовленную почву. Магия незримого пушкинского присутствия уже коснулась нас легким своим крылом. И мы уже готовы угадать в картавости Жени ("У логопеда была?") грассирование красавец былых времен. В пустом проеме картинной рамы уже чудятся нам поблекшие черты старого портрета. А половинка бинокля, в который следит за почти взрослым Володей и вполне взрослой Валерией ревнивый Женин взгляд.— что запретит узнать в ней воспетый Пушкиным «разыскательный лорнет», служивший некогда верную службу своему владельцу. И как раз в бытность его в родных Жене краях.
«Итак, я жил тогда в Одессе...» Одесса, снятая оператором П. Лебешевым, дана в обход излюбленных экскурсантами «пушкинских мест», она буднично деловита, вполне современна. Но что в конце концов полтораста минувших лет,— не важней ли стократ, что это тот же город и тот же берег с набегающей волной — с «бурной чередой» волн. «Здесь он стоял... здесь рвался плащ широкий, здесь Байрона он нараспев читал». Как прошлое не дает себя забыть, как все еще живо... И это ощущение — а оно придет! — тронет сердце с нежданной силой и остротой.
Все навеянные фильмом магии связаны так или иначе с историей гороини. Самочинные генеалогические изыскания внушили Жене уверенность в существование между ней и Пушкиным кровного родства. Разрушенный дом на берегу стал для нее святыней в этих стенах, по Жениным домыслам, Пушкин томился любовью к её далекой пробабушке. Только одному человеку доверила она свою тайну, тому, в которого влюбилась сама. Её избранник Володя (Игорь Нефедов), в свою очередь, влюблен. Но не в Женю, а в эстрадную певицу Валерию (Татьяна Друбич). В заветном месте— «даче негоцианта Рено»—он назначает Валерии свидание. Романтическая тайна предана поруганию. Следует бунт, следует месть.
Это всего лишь схема. Неспособная передать лиризм и юмор, которыми насыщен фильм, остроумие этой шутливой переклички — Жени с Татьяной Лариной. За пределами схемы остается дар режиссера сплетать тончайшую сеть струящихся настроений, вызывать то улыбку, то грусть зрительного зала. Его умение постигнуть сложность юной души, проникнуть в ее тайны. За пределами схемы остается подчеркнутая изысканность изобразительной стороны картины.
Новая работа С. Соловьева развивает линию, начатую в «Ста днях после детства» и продолженную в «Спасатели - На трудных перепутьях взросления, в сумятице сердечных смут герои С. Соловьева ищут и обретают опору в образах, опыте, пафосе классической русской литературы. Но в отличие от двух предыдущих картин, где Лермонтов и Толстой существовали как некий духовный камертон, Пушкин в «Наследнице по прямой» введен в круг действующих лиц, явлен во плоти. А это. конечно, момент рубежный.
Впрочем, артист С. Шакуров играет не Пушкина — он играет «поэта Пушкина А. С», чем заранее оговорено право авторов на непринужденность и художественное озорство. Возможно, что и при такой установке Пушкин С. Шакурова — С.Соловьева покажется спорным. Покажутся несколько рискованными планы, в которых «А. С.» играет в футбол жестянкой из-под консервов. Покажется слишком рискованным это: «...Гуцаев проходит по правому краю ...удар ...гол!..» — из уст «А. С». Быть может, нас смущает недостаточность пиетета, отсутствие «хрестоматийного глянца»? Да нет, едва ли. Ведь не коробит же намеренно сниженный, обытовленный говорок в песне Булата Окуджавы: «Александр Сергеич про-гуль-вает-ся», где не фамильярность, но шутливая почтительность, где все на высоте абсолютного артистизма. В близкой к этому интонации в случае полной удачи мог быть решен, наверное, и Пушкин «Наследницы по прямой». Однако чашу весов способны поколебать порой и микронные доли такта, меры...
Сам по себе случай героини картины (ее играет юная Таня Ковшова)—случай крайний, сугубо экстравагантный. Ее посягательства на родство с Пушкиным свидетельствуют о пламенности фантазии, о наивном романтизме души. «Простим горячке юных лет и юный жар и юный бред...» При всей своей экзальтированности они по-своему милы. Хотя, пожалуй, и недостаточны для утверждения Жени в правах «наследования по прямой». И здесь-то заключен наиболее спорный момент фильма.
Приблизить героиню к этим правам должна рассказанная о ней история. Это знакомая и вечно новая история первой любви, воплощенная с не изменяющей С. Соловьеву поэтической проникновенностью. Это также рассказ об открывшемся Жене несовпадении манящего вымысла с прозой жизни. «Дача негоцианта Рено» оказалась всего лишь домом какого-то откупщика Волобуева. Сколь прельстительным казалось Жене первое... Как пошло и грубо второе... Собственно говоря, из этого несколько претенциозного противопоставления право духовного наследования Пушкину не явствует или явствует не в большей мере, чем другому поэту. Впрочем, не слишком ли многого хотим мы от бедной Жени? Да и кто, в самом деле, из живущих мог бы по праву претендовать на столь высокое престолонаследие?
И наконец, историю венчает рассказ об учиненных Женей бунте и мести. Они тщательно подготовлены и со вкусом приведены в исполнение. Они достигают, кажется, почти вселенских масштабов. Это грохот оглушительных взрывов, это сполохи огня, это зрелище катастрофических разрушений. Завеса дыма и копоти скроет из наших глаз не только фигуры участников сцены на берегу, в ней затемнится в значительной степени и сам смысл вершащейся акции. Что это? Эксцесс полудетской необузданной ревности, расчет с теми, чей «лед» враждебен «пламени» героини—со всеми и с каждым в отдельности?..
Как выяснится, все это было не совсем, не вполне всерьез. Но есть какая-то тяжеловесная громоздкость в этих все длящихся и длящихся эпизодах. Именно в момент кульминации ход фильма теряет присущую ему прежде легкость. Еще не оправившись от перенесенного шока, не свыкнувшись с тем, что все увиденное было шуткой, мы не уйдем от мысли о некоторой надуманности всего происходившего на берегу.
И этого впечатления, к сожалению, не снимет действительно очаровательная по изяществу концовка картины — короткий, из считанных слов, исполненный света и печали прощальный диалог девочки Жени с «поэтом Пушкиным А. С.».

Т.Иванова "Негоциант Рено против откупщика Волобуева", Журнал "Советский Экран", №19, октябрь 1982 года

В ролях:

Таня Ковшова, Игорь Нефедов, Татьяна Друбич

Режиссер: Сергей Соловьев

Сценарий: Сергей Соловьев

Оператор-постановщик: Павел Лебешев

Художник-постановщик: Александр Борисов, Владимир Фабриков

Композитор: Исаак Шварц


 
 
[Советский Экран] [Как они умерли] [Актерские байки] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]


Напольные покрытия Tarkett - линолеум таркетт.