СОВЕТСКИЙ ЭКРАН

Stolica.ru


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

Фильм "Огонь, вода и медные трубы"

1968 год
   

Огонь, вода и медные трубы Центральная Киностудия детских и юношеских фильмов имени М. Горького

О фильме : Выбирая материал для следующей работы, Александр Роу обратил внимание на сказку с ярко выраженным комедийным характером. Снова те же авторы — М. Вольпин и Н. Эрдман — написали сценарий «Огонь, вода и медные трубы». Снова почти тот же, что и в предыдущем фильме, актерский ансамбль — Н. Седых, Т. Носова, В. Алтайская, Л. Потемкин, А. Хвыля, Г. Милляр, А. Кубацкий, П. Павленко, А. Цинман, А. Смирнов.
Интересно отметить, что к Роу тянулись те актеры, которым был близок язык условности, игры, кто любил комедию. Так закономерно пришли к Роу И. Мурзаева, Г. Георгиу, М. Левитон, А. Файт. Влиться органично в актерский ансамбль, с которым постоянно работал Роу, можно было, лишь приняв условия игры, ставшие обязательными для этого коллектива.
Что же объединяло актеров и режиссера? Есть ли в фильмах Роу те черты актерского исполнения, которые бы позволили говорить о каком-то определенном стиле игры? Несомненно, есть.
Личные друзья Роу — Г. Милляр, А. Хвыля, Л. Потемкин —¦ были его единомышленниками и в творчестве. Не случайно Роу даже писал сценарии вместе с Л. Потемкиным.
Объединяло Роу с его друзьями многое. Прежде всего — любовь к сказке. Все они любили искусство условное, которое соединяло яркую фантазию, причудливый вымысел, веселую игру с правдой жизни. Во всех многочисленных ведьмах, кащеях, ягах и прочих страшилищах фильмов Роу никогда не было ничего мистического. Вспомним хотя бы роли Кащея, которые всегда исполнял Г. Милляр. В «Кащее Бессмертном», где этот образ был трактован без грана юмора, Кащей воспринимался как конкретный носитель зла, напоминающий при всей своей сказочной внешности рыцаря-завоевателя. А в фильме «Огонь, вода и медные трубы» он был весьма очеловеченным неудачливым женихом.
Нигде и никогда мы не найдем в фильмах Роу стремления к мистике, к эдакой «потусторонности», а потому и необъяснимости поведения того или иного фантастического героя. При всей условности жанра Киносказки Роу требовал от актеров выявления конкретного, определенного характера. Вот и получалось, что Баба Яга, например, выглядела то злой, страдающей от радикулита старухой, то слепой в своей любви к дочери матерью. Словом, для Роу было важно, чтобы любой поступок любого героя определялся свойствами его натуры или обстоятельствами действия. Актеры, снимавшиеся у Роу, как правило, весело, с полной отдачей, с темпераментом «играли» в сказку. Актеры и режиссер хорошо понимали друг друга, радостно сочиняя своих героев.
Не случайно свободно и покойно на съемках у Роу чувствовали себя актеры, склонные к импровизации, легко входящие в любую атмосферу, легко общающиеся с партнерами, обладавшие богатой фантазией. Избыток выдумки порой приводил и к некоторым излишествам исполнения. Вспомним хотя бы разбойников из фильма «Морозко». Актеры порой словно забывались в своем увлечении и просто-напросто «пережимали». Но при этом они всегда заражали детского зрителя своей увлеченностью.
Условность — это чаще всего преувеличение. В сказках— это не только преувеличение зла, но в равной степени преувеличение прекрасного. Если уж красота — так до предела, если косы у героини, так до самых пят, если уж должен быть хорош наряд героя, так он блестит всеми цветами радуги, как у Деда Мороза в «Морозке».
Актеров, играющих в фильмах Роу, привлекала в режиссере его уверенность в своей творческой позиции, знание того, что нужно делать для успеха киносказки. Их подкупала его веселая убежденность, и они охотно подчинялись ему, шли ему навстречу, чувствуя себя полноправными участниками создания яркого, красочного игрового зрелища. Пожалуй, немногие режиссеры могут похвастаться постоянством актерского коллектива. Роу это мог сделать с полным правом.
Итак, новая работа со старыми творческими друзьями— фильм «Огонь, вода и медные трубы». Принцип построения сценария, его композиция — все здесь было иное, не похожее не только на «Морозко», но и на другие работы Роу.
Главное, что отличает фильм «Огонь, вода и медные трубы»,— это современность звучания многочисленных сказочных мотивов, многопланность композиции, большое количество сюжетных линий и многочисленность главных героев. Может быть, этому фильму не хватает обаятельной простоты сюжета, которая покоряла в прежних работах Роу. Зато он привлекает искрящимся юмором, остроумными гротесковыми сценами, неуемным режиссерским темпераментом, который здесь, как говорится, бьет через край.
Мастерски сделанные чудеса, подводное царство со смешным и жалким царем (артист П. Павленко) и красавицами утопленницами, да и вся сцена свадьбы Ка-щея, на которую съехались сельские ведьмы,— все это сделано в фильме оригинально и смешно.
А чего стоит просто концертный комедийный номер с пожарной командой, приехавшей к концу пожара...
Словом, остроумного в фильме много, руководит Роу всем своим «чудесным» хозяйством превосходно, и радости любителям сказок, поклонникам его таланта он доставил много. Пресса высоко оценила фильм.
Он начинается поэтической заставкой: на экране — Аленушка с козочкой Белочкой спасается от волка. Есть здесь и традиционная сказительница, а перед встречей Аленушки с героем фильма Васей вставлен большой фантастический эпизод с птицами. Вася дирижирует пением птиц. Но вот они испугались ворона — прячутся в траву, в горшочек, валяющийся в кустах, в шалаш, затем снова по команде Васи вылетают. И все это исполнено поэтично и полно безыскусной красоты. Здесь все тот же излюбленный мотив Роу — близость, единство положительных героев и природы.
Зато последующие сцены несколько отличаются от того, к чему мы привыкли в прежних работах Роу. Многие черты, которые раньше лишь намечались в творчестве режиссера, здесь выражены более отчетливо.
Прежде всего — это тяготение к массовым сценам, построенным весьма своеобразно. Свадьба Кащея, например, строится как эпизод в сугубо «реалистическом» фильме. Гости всех мастей и рангов, с подарками и без них, ведьмочки на выданье и старые ведьмы, именитое дворянство (Плешиков, Ушиков, Усиков) и посол от самого Змея Горыныча — каждый имеет, так сказать, свою родословную, свое место в иерархической лестнице. Не счесть и слуг. Композиция сцены сложная, многоплановая; Баба Яга все порывается плясать на свадьбе дочери, сельские ведьмы переглядываются да шушукаются, невеста кокетничает с женихом, а кончается все скандалом: съел Кащей подаренное яблоко — и, помолодев, прогнал престарелую невесту.
Эпизод построен драматургически четко. После кульминации — отказа Кащея от невесты — Баба Яга угрожает ему: «Ты нас еще попомнишь, Кащей предсмертный». Так снова заводится драматургическая пружина.
Правда, по мере развертывания действия долго не ясно, какое это имеет отношение к главным героям фильма — Аленушке и Васе. Но вот Аленушку крадут и привозят к Кащею. Девушка не покоряется, и он ее запирает в башню...
Эпизод пожара во дворце Федула VI, когда Вася спасает царевну, прекрасно, остроумно поставлен, но напоминает скорее самостоятельную новеллу, чем звено в развитии основного действия. Эпизод этот по метражу занимает целую часть, а на основную сюжетную линию — историю Васи и Аленушки — «играет» лишь его концовка: за отказ от женитьбы на царевне Васю бросают на дно морское.
Таким образом, Вася проходит «через огонь», не изменив своей Аленушке.
Сцены в подводном царстве, где Вася должен пройти «через воду»,— подлинный вихрь фантазии.
Самое характерное, что весь этот эпизод, который по своему содержанию мог бы быть решен с оттенком грусти, построен в комедийном плане. Девушки-утопленницы, попавшие на дно морское в плен к морскому царю, приводят Васю к Водяному, страдающему сплином. Тоска зеленая поедом ест царя: все ему давным-давно известно,, знакомо, скучно, девушки поют одну и ту же «Калинку», танцуют одинаково — то слева направо, то справа налево, и т. д. А Васе удается развлечь царя, рассказывая ему истории «о майоре Пронине», и так его заинтересовывает, что за продолжение рассказа тот соглашается освободить и пленниц и Васю (его сажают в красивую раковину и по команде царя: «Старт!» — отпускают).
Даже по сравнению со сценарием в этом фильме приемов, «осовременивающих» содержание, больше, чем в прежних работах Роу. Здесь мы находим уже не отдельные выражения, взятые из нашей жизни, а включение в повествование целых сюжетных мотивов, например сцены, пародирующей увлечение наших современников детективной литературой.
Пресса одобрительно отзывалась о развитии в творчестве Роу этих тенденций. Роу высмеивает такие пороки, которые живы и по сей день: лживость, лицемерие, угодничество, тупоумие. Подвергается сатирическому «обстрелу» демагогия, заносчивость, подражание заграничной моде. «Испытание качеств, которыми определяется человек,— такова главная мысль картины...» — отмечалось в одной из рецензий на фильм.
Интересны эпизоды, в которых Вася проходит испытание «медными трубами», то есть когда он попадает из подводного царства в царство лести.
Известно, что в русских сказках не раз высмеивалась лесть. Вспомним традиционный образ лисы.
Для Роу эпизод в царстве лести не неожидан — он подготовлен многими острыми репликами, которые появлялись в его фильмах уже не раз.
За возвращение на землю девушек — жертв морского царя, Васю уже величают «сильнейшим, мудрейшим, красивейшим, скромнейшим», надевают лавровый венок, девушки поют ему славу. Царь и царица предлагают ему в жены свою юную дочь. У Васи от похвал и почета кружится голова.
И вот он уже за свадебным столом, уже кричат ему и невесте «горько!», он, кажется, совсем забыл свою Аленушку.
Герой недалек от того, чтобы не пройти через «медные трубы»: трудно оказалось ему выдержать испытание лестью; здесь он уже не смог обойтись лишь своим умом и своими богатырскими силами, как это было раньше в других испытаниях.
Но в сказке все, конечно же, должно кончиться благополучно. Умница козочка спасает Васю от ошибки, напомнив об Аленушке...
Роу в последние годы особенно часто задумывался над тем, как приблизить сказку к современности. Опыт постановки «Королевства кривых зеркал» и «Новых похождений Кота в сапогах» принес ему творческое удовлетворение. Но, оставаясь верным русской народной сказке, он искал «перекличек» современности и фольклора.
Выражая свои мысли в форме киносказки, Роу обращался к современникам, призывая их к скромности и верности, высмеивая лесть и подхалимство. Он пытался учить юного зрителя не только простейшим понятиям морали, добру в его прямом, любому ребенку ясном смысле, но обратился к явлениям более сложным.
Фильм был поставлен Роу, как говорится, фортиссимо.
Роу стремился быть предельно ярким в каждой сцене, в каждом эпизоде. В фильме оказалось слишком много «шума и треска». Актеры, исполняющие роли, не жалели ни сил, ни красок. И излишества темперамента дали себя знать. В хорошо задуманных эпизодах порою отсутствовало изящество исполнения.
Но надо сказать, что эти слабости фильма в некоторой степени покрывались оригинальностью режиссерской выдумки, искусно выполненных трюков. Словом, фильм все равно оставался интересным.

К.Парамонова

В ролях:

Наталья Седых, Анатолий Кубацкий, Алексей Катышев, Георгий Милляр, Лев Потёмкин, Вера Алтайская, Александр Хвыля, Леонид Харитонов, Муза Крепкогорская, Алексей Смирнов, Павел Павленко, Аркадий Цинман, Зоя Василькова, Михаил Пуговкин, Лидия Королёва, Инга Будкевич, Константин Берман, Зинаида Воркуль, Пётр Галаджев, Георгий Георгиу и др.

Режиссер: Александр Роу


 
 
[Советский Экран] [Как они умерли] [Актерские байки] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]