СОВЕТСКИЙ ЭКРАН

Stolica.ru


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я

Фильм "Отставной козы барабанщик"

1981 год
   

Отставной козы барабанщикКиностудия "МОСФИЛЬМ"

О фильме : Ах, кинокомедии, кинокомедии! Как все мы любим вас, как ждем встречи с вами, С самыми разными—лирическими, сатирическими, музыкальными. И вот...
Остап Бендер, как известно, мечтал о миллионе на блюдечке с голубой каемочкой, о Рио-де-Жанейро и белых штанах. Мечты сантехника жэка № 5 Гаврюшки Чупруна были куда скромнее— поездка в родное Дядькино плюс белый китель капитана речного флота. Может быть, поэтому создатели фильма «Отставной козы барабанщик» (сценарий В. Мережко, постановка Г. Мыльникова) и дали им осуществиться.
Отъезд в деревню продиктован двумя обстоятельствами: во-первых, напряженными отношениями с женой и сыном, во-вторых, общей неудовлетворенностью— «жизнь идет, а смысла нет». Белый капитанский китель, пусть чужой, на время позаимствованный, призван помочь герою в его самоутверждении.
В чем же причина житейской неустроенности и душевного непокоя «отставной козы барабанщика» Гаврюшки Чупруна? Ответ на этот вопрос проглядывает и в данном и в некоторых других сценариях В. Мережко. И заключается он в конечном итоге в столкновении «хорошей» деревни с «плохим» городом. «Плохой» город смущает «чистые души» сельских жителей, имевших неосторожность прописаться в нем, он поставляет искусителей, вторгающихся в мирную деревенскую идиллию. Впрочем, обе эти опасности деревня стойко преодолевает: возвращает к новой жизни «совращенных», отбивает атаки «искусителей». Теперь вот Гаврюшка, помотавшись в городе, поработав в магазине, парикмахерской, жэке, даже в детском садике случилось ему быть баянистом-затейником, решил, что визит в деревню поможет ему «выпрыгнуть из циклообращения», как сам он определяет ситуацию, в которой временно оказался, променяв красоты родимой сторонки на урбанистический пейзаж.
Герой картины невольно заставляет вспомнить шукшинских «чудиков». Они
были разными—мудрыми и лукавыми, отчаянными и робкими, порой смешными в своем желании щегольнуть мудреными научными словечками, иногда нелепыми. Но никогда жалкими. Трепач и неудачник Гаврюшка тоже из породы «странных людей». Только трактован он авторами с тем покровительственно-снисходительным умилением, которое делает его именно жалким, так что смеяться над его похождениями и выкрутасами, право, как-то неловко. Авторы очень стараются во что бы то ни стало оправдать своего подопечного. Не нашел человек места в жизни—так не по своей же вине, хотя, если разобраться, никто его силком в городе «при унитазах» не держит, Не сложилась семейная жизнь—так это из-за жены, не находящей для мужа иных слов, кроме «аферист» и «бездельник», и из-за сына, стесняющегося профессии отца и вдобавок не желающего играть на баяне. Прикатил в чужом кителе на родину—так это у них, деревенских, традиция, можно сказать, такая — покрасоваться перед земляками. Начал «крутить» отпускную любовь—так с горя же и потом ничем эдаким аморальным она не кончилась. «Гаврюшка-то—парень хоть куда»,— настойчиво убеждают нас. Трояк у бабки-соседки за дефицитную раковину не берет. В матери-старушке души не чает, хотя и деньгами ее не балует, видимо, справедливо полагая, что не в них счастье. И даже переживает свой звездный час, зовя сельскую молодежь зажигательными речами в синие дали.
Пока «отставной козы барабанщик» с переменным успехом самоутверждается перед односельчанами, деревня живет своей жизнью—по законам, явно сконструированным для данного случая и для удобства развертывания сюжета. Ее населяют не живые люди, а некие
условные и где-то уже виденные маски. Дед Лопата да бабка Агапа, некто «Ушастый», чьи-то многочисленные «сродственники», недалекий, хоть и старательный участковый, грубоватые парни в фирменных джинсах.
Особая тема — язык, на котором изъясняются персонажи картины. Герой ее не прочь выразиться «по-народному». Вот, например, «доходчивое» изложение пьесы Л. Н. Толстого, сделанное Гаврюшкой; «По телевизору, кажись, «Живой труп» видала? Так вот учти, ныне таких дураков, чтобы в конце стреляться — нету, а вот начать новую жизнь, как тот артист, собираюсь». Не чужд наш герой и поэтического творчества:
«Ты придешь, ты меня пожалеешь, И на раны пластырь накладешь!, И смеяться над мной не посмеешь! Так даешь, мое сердце, даешь!..»
Но при всем уважении к мятущейся душе сантехника я не могу повторить вслед за его собеседником: «Хорошо. Слог прекрасный и потом... душа». Единственное, что испытываешь, слыша подобные перлы «народной поэзии»,—это чувство стыда за героя.
Молодой постановщик фильма «Отставной козы барабанщик» Г. Мыльников не включил в готовое произведение такой, например, «философский» диалог, имевшийся в литературном сцена-
рии (он был опубликован и, таким образом, доступен для ознакомления):
— Самый сложный организм—это женщина. Даже не дельфин, как предполагают, а именно женщина.
— Стиральная доска!.. Такая же сложность, как у стиральной доски! Пальцем сверху вниз —р-рыз!—дела никакого, а треску хоть отбавляй.
Кое-какие купюры, бесспорно, пошли на пользу фильму. Но в целом же он удручающе не состоялся. И зрителю недосуг разбираться, в чем тут первопричина: в режиссуре ли, в сценарии... Мне лично кажется, что одно другого стоит.
И закружилась по экрану в выморочном танце «деревенская Кармен», кокетливо демонстрируя ситцевые платьица. И пошел в ход юмор такого вкуса, что в пору руками развести. («Ко мне нельзя... У меня женщина»,— говорит Гаврюшке его четырнадцатилетний сын. Отец возмущается, а мать кидается на защиту: «Ну и пусть! Пусть ребенок учится, развивается».) И потускнели прекрасные актеры Г. Бурков, Т. Пельтцер, П. Вельяминов, Г. Польских, не раз создававшие на экране сочные народные характеры...
Так на наших глазах кинокомедия превращается в «комедь». А зрителям остается одно —еще раз вздохнув, элегически подумать: «Ах, кинокомедия, кинокомедия. Мы так ждали тебя...»

П.Смирнов Журнал "Советский Экран", №19, октябрь 1982 года

В ролях:

Георгий Бурков, Галина Польских, Татьяна Пельтцер, Нелли Волшанинова, Пётр Вельяминов, Муза Крепкогорская, Иван Рыжов, Евгений Шутов и др.

Режиссер: Георгий Мыльников


 
 
[Советский Экран] [Как они умерли] [Актерские байки] [Автограф] [Актерские трагедии] [Актеры и криминал] [Творческие портреты] [Фильмы] [Юмор] [Лауреаты премии "Ника"] [Листая старые страницы]